#Лит-клуб разное story текст 

Ночи прогресса, Глава 5

Друидесса кое-как приходила в себя. Под столиком был нагреватель, который усердно выгонял могильный холод из её тела. Вот только всё равно чувствовалась какая-то тяжесть в груди…
Миления откинула одеяло. Тяжестью оказалась Эль, задремавшая на ней сверху. Дракошка мурлыкнула, приоткрыв жёлтые глаза и, с неохотой, спрыгнула, уйдя глубже под котацу. Удивительно, но её жар не повредил одежду девушки.
— С возвращением.
Мара сидела на подушке с другой стороны столика, и пила чай из маленькой фарфоровой чашки. Её пышное платье стояло в углу, надетое на теневой манекен, а сама тёмная чародейка переоделась в более удобное кимоно с цветочным орнаментом. Её тёмные волосы были собраны в пышный хвост и перевязаны фиолетовой лентой с серебристыми рунами. Теневая кошка дремала у неё на коленях.
— Ты меня напугала. Думала, придётся тебя реанимировать.
Милению передёрнуло от такой мысли. Нет, она знала, как делать искусственное дыхание и непрямой массаж сердца, но подумать, что это было бы применено к ней, пускай и для спасения жизни…
— Сколько времени я провалялась?
— Всего час. К твоему счастью, у меня много времени, а у Лоры есть этот замечательный молочный улун.
Она налила ароматный чая из чайника в кружку и пододвинула Милении.
— Перед тем, как потерять сознание, ты о чём-то бредила. Удалось что-то узнать?
— Пожалуй, да, — девушка пригубила чай. Горячий напиток легко выгнал остатки холода из её тела. — Среди тьмы этого кристалла, я почувствовала обрывки ауры жизни. И не обратила бы на это внимание, если бы не столкнулась с чем-то похожим утром. Мне кажется, это кости народа Карис.
— Кого? — непонимающе переспросила Мара.
— Ну ты даёшь, сестра, — Лора снова бесшумно возникла рядом, устраиваясь перед котацу. — Высокие, хищные, с хвостом? Только женского пола, сильная предрасположенность к божественной магии?
— А, эти! Они отдельная раса? Я думала, это какие-то виккане. Если честно, особо не вникала в их физиологию. Общение с иномирцами — это больше по части нашей маленькой принцессы Доры.
— Принцессы? — переспросила Миления.
— У нас есть ещё одна сестра, известный этнограф и путешественница, а по совместительству актриса популярных сериалов и ведущая новостей, Дора Азурлок, — пояснила Лора. — Вот только она сейчас где-то в Тибете ищет Шамбалу, поэтому к ней мы обратиться не сможем. Но, думаю, что знаю, как нам получить информацию.
По щелчку пальцев ведьмы, на котацу возник интерком. Начальница набрала короткий номер и нажала на кнопку вызова.
— Дисциплинарный комитет. Слушаю.
— Приветствую, коллеги, это отдел Магических Возмущений. Не подскажете, та Карис с просроченными штрафами ещё у вас?
— А куда же ей ещё деваться? Мы как раз заканчиваем отлеплять от неё красные.
На фоне раздался звук рвущейся бумаги и нецензурная брань. «Так, — раздался голос инспектора, — за оскорбление вам полагается ещё штраф!». Нечеловеческий вой огласил помещение.
— Гренландский анклав согласился заплатить за неё, — продолжил сотрудник, — но ей всё ещё полагаются общественные работы.
— Отлично! — ухмыльнулась Лора. — Как насчёт прислать её к нам? Уж у нас она поработает на благо Магии.
— Уверены? Она буйная. Но ладно, высылаю вам её пневмопочтой.
С потолка опустилась большая труба. Из неё немедленно раздались приглушённые крики и проклятия, которые становились всё ближе и ближе… Пока на свободную подушку перед котацу не выпала взъерошенная Карис.
— Вы!! — прокричала она, вскочив на ноги.
Из трубы раздался грохот. Карис непонимающе подняла голову и сразу же получила своей сумкой, выпавшей оттуда. За сумкой последовал веер, а за ним и молот…
Вздохнув, Лора достала из мини-холодильника пакет льда и подошла к схватившейся за голову Карис. С силой, которую Миления не ожидала от начальницы, подняла нарушительницу спокойствия за воротник плаща и усадила на подушку.
— На, — ведьма протянула пакет льда. — Приложи к шишке.
Карис метнула дикий взгляд, но пакет приняла.
— Это не значит, что вы меня задобрили и всё такое!
— Ах, какие мы злые! — засмеялась Мара. — Сколько тебе лет, девочка? Пятнадцать?
— Четырнадцать, — девушка отвернулась, пытаясь скрыть стыдливый румянец. — С половиной.
Миления удивилась. Карис была… довольно развитой для четырнадцатилетней. С другой стороны, она ведь не человек. Что ж, столь юный возраст явно объяснял её вызывающее поведение.
— И что же столь юная леди, ещё и не сведущая в порядках внешнего мира, делает за пределами анклава? — спросила Лора, возвращаясь на место.
— Я не ребёнок, слышите! Я не ребёнок! — вспылила девчонка. — У меня великий Дар! Я прошла испытание силы! Я несу имя Первой! Я — Сигрун Химмельфелл Третья!
— Тихо, тихо успокойся, — сказала Лора. — Никто не называл тебя ребёнком. Сигрун, так тебя ведь тебя зовут? Я прекрасно знаю, что вы быстро растёте и в четырнадцать лет уже вполне можете считаться взрослыми. Меня удивило то, что ты оказалась в нашем кластере совсем неподготовленной, отчего, кстати, и нахватала штрафов.
— Я… — голос Сигрун задрожал. — Я просто хотела доказать, что могу быть самостоятельной. Вся моя родня опекала меня после того как мама пропала без вести! Я… сбежала из анклава и отправилась в Huge City. Но деньги закончились быстро, а работы так и не нашла. Я поняла, о чём меня предупреждала тётушка Астрид: нас боятся, потому что думают, что мы как-то очаровываем мужчин, чтобы нарожать побольше детей! Со мной обращались как со шлюхой, какие-то фетишисты чуть не оборвали мне хвост, у меня чуть не украли мой волшебный веер!
— Ты могла бы просто вернуться, — сказала Мара. — Семья был бы рада принять тебя назад.
— Но тогда бы я лишь доказала свою никчёмность! Моим последним шансом была работа охотником за головами, тётушка Астрид мне много рассказывала о ней, а я как раз знаю много заклятий поиска! Она говорила мне, что нужно быть напористой, наглой, давить авторитетом! Я пришла в отделение Гильдии и потребовала дать мне самое сложное задание!
— И они дали тебе безнадёжное, чтобы посмеяться, — подытожила Мара. — В этом деле одной напористости мало, нужна ещё репутация и опыт.
— Но я думала, что справлюсь! Всего-то нужно было найти эту пропавшую богачку! И я чувствовала, что она где-то в этом кластере! Моё предвидение не могло лгать. А теперь я даже сама не уверена, настолько ли я хороша в этом деле… Ну вот, мне снова кажется, что цель где-то рядом.
Она пристально осмотрела присутствующих.
— Или у меня уже галлюцинации от голода…
Она упала головой на котацу, пытаясь унять судороги в животе.
Мара закатила глаза.
— Похоже, завтра мне придётся накормить весь мир. Хорошо, дам распоряжение на кухню.
— Скажи, пускай не увлекаются выпечкой, — посоветовала Лора. — Мясо минимальной прожарки, мёд и много фруктов. И порцию как для взрослого мужчины.
— Поняла. Думаю, повар что-нибудь сообразит.
Уже через десять минут на столике возник поднос с блюдом, накрытым крышкой. Движением ладони некромант отбросила крышку в сторону, явив на свет большой сочный стейк с лёгким овощным гарниром, пару початков кукурузы-гриль и чашу с тремя спелыми гранатами, разрезанными на дольки. Рядом стоял кувшин с ароматным лимонадом на меду. Голодная Карис едва могла сдержать текущую слюну.
— Я не могу… Я не принимаю подачек!
— Это не подачка, а задаток за небольшую услугу, которую ты нам окажешь, — сказала Лора. — Так что давай, ешь. У нас ещё много дел.
Сигрун замешкалась, но голод победил.
Миления с некоторым отвращением наблюдала, как Карис, презрев всякие манеры, ухватила мясо руками и стала рвать его на части своими двойными клыками подобно дикому зверю. Она сгрызла кукурузу, едва не проглотив початок, выпила лимонад прямо из кувшина, буквально скуля от восторга. Альса, наблюдавшая за этим вполглаза с колен Мары, презрительно чихнула и уползла под столик, чтобы не видеть безобразия. Но когда дело дошло до гранатов… Глаза Сигрун загорелись, когда она впилась зубами в алые зёрна.
— Что это, что это?! Я никогда не ела ничего вкуснее!
С удвоенным энтузиазмом она приговорила плоды, в итоге измазавшись с ног до головы гранатовым соком.
— Ванная комната — там, — Лора указала на дверь, открывшуюся в стене. — Одежду брось в корзину, доспехи — на стойку, их почистят. Там есть халат и полотенце. Приведи себя в порядок и возвращайся.
Мара проследила взглядом за Сигрун.
— Какое, всё-таки, удивительное существо. И такой аппетит.
— У них бешеный метаболизм, все процессы в организме протекают быстрее, чем у людей, — пояснила Лора. — Питательная диета с большим количеством мяса и сладкого для них — необходимость. Но, как не парадоксально, они спокойно доживают до двухсот лет без каких-либо признаков старения. Сара, возможно, знает больше, но из своего опыта, могу предположить, что клетки их тел могут полностью обновляться, как у некоторых примитивных животных.
Чародейки выпили ещё по кружке чая. Наконец, Сигрун вышла из ванной, одетая в короткий белый халат. Она, несколько робея, прошла босиком по ковровому покрытию и снова села за котацу. Милению поразили её ноги, они выглядели как нечто среднее между звериными и людскими, с удлинённой ступнёй и широкими пальцами, на которые Карис и опиралась при ходьбе. Хвост служил балансиром, позволяя поддерживать идеальное равновесие.
— Хм, — начала Мара, — прости за нескромный вопрос, а у всех ваших… две пары грудей?
Хоть и под халатом, но от зоркого взгляда тёмной чародейки это не скрылось. У девушки действительно была вторая пара, хоть и значительно меньшая
— Не у всех. Это… атавизм, — смутилась Сигрун. — Во всяком случае, так это называла Первая. У каждой из нас есть… изъян подобного рода. Шерсть или даже перья в неожиданных местах, лишние органы, загнутый хвост. Мне достался такой… Предлагали удалить лишние хирургическим путём, но я отказалась. Не факт, что они не отрастут снова. Просто утягиваю их, когда выхожу в люди.
— Давайте уже перейдём к делу, — поморщилась Лора. — Сигрун, нам нужно, чтобы ты взглянула на один магический предмет. Мы подозреваем, что он имеет к народу Карис некоторое отношение.
Теневой слуга поставил на котацу ларец.
— Предупреждаю, у него сильный магический фон, — сказала Мара. — Если не выдерживаешь — кричи.
Ларец открылся и Миления поёжилась. Странные видения перед тем, как она упала в обморок от контакта с реагентом, снова напомнили о себе. Она не видела в них смысла, но может Сигрун поймёт?
Карис с опаской взглянула на кристалл. Взяв веер, она чуть слышно пробормотала слова, больше похожие на проклятья, чем на молитву, и её глаза вдруг стали лучиться мягким синим светом.
— Я вижу… страдание, страх, мрак… Мама? Нет, кто-то похожий на неё… Кто-то древний… Кто-то…
Сигрун с воплем отпрыгнула от шкатулки, лепеча какую-то тарабарщину, полную свистящих и щёлкающих звуков. Мара поспешно захлопнула ларец и бросилась к девушке.
— Тихо, тихо, успокойся! Я закрыла ларец.
— Что ты видела? — спросила Лора.
— Это… она, — подбородок Сигрун дрожал, слёзы полились из глаз, — Ссельда, Презренная! Она идёт… Идёт пожинать наши души!
Она закрыла лицо руками и разрыдалась.
— Миления! — Лора повернулась к секретарше.
— Да!
— Открой архивы, есть ли у нас какая-то информация об этой Ссельде.
— Делаю.
Миления достала планшет и ввела код доступа сотрудника. Это давало ей полный доступ к архивам ВЦ, наиболее полному собранию информации о магии и магических явлениях. Но нигде и близко не было упоминаний о таком.
— Ничего!
— Вы ничего не найдёте! — Сигрун оттолкнула Мару, и, шатаясь, встала на ноги. — Где мои вещи? Я должна идти, оповестить Первую. Это дело Народа Карис.
— Ты никуда не пойдёшь, — с холодом в голосе сказала Лора, — пока не расскажешь нам всё. Задача моего отдела — защищать мир от угроз любого характера. И вы, Народ Карис, нравится вам это или нет, тоже часть этого мира.
— Но вы не понимаете! Вы не знаете, с чем имеете дело!
— Тогда рассказывай. В этой комнате два высокопоставленных сотрудника ВЦ и высшая тёмная чародейка. Мы все повидали многое. Если мы можем помочь, мы это сделаем.
Миления покраснела, услышав такую свою «характеристику».
— Давай, — подмигнула Мара, — я даже тебя гранатом угощу.
Багровый плод возник в её руке.
— Я не… Я… — Сигрун всхлипнула. — Хорошо. Я расскажу вам всё.
Они вновь разместились у котацу. Эль потёрлась о колени Сигрун, и девушка растерянно погладила дракошку.
— Это видение пробудило мою память. Знания спали в моей голове, дожидаясь часа. Похоже, вы будете первыми людьми, кто услышит их.
— Если желаешь, мы можем дать пламенную клятву, — Лора протянула руку и огонь вспыхнул на её ладони. — Знания не выйдут за пределы этого кабинета.
— Не нужно. Я… доверюсь вам. Похоже, другого выхода нет.
Сигрун вздохнула и начала рассказ:
— Как вы, конечно же, знаете, наш Народ прибыл из другого мира. Бабушка передала мне память о нём. Хотела, чтобы я знала всё, если с ней что-то случится. Ужасное место, где кровь текла рекой, а людьми правила зависть и алчность. Этим миром правило семь богов, но затем шесть младших свергли творца, жаждя его силы, но этим лишь повергли всё в хаос. Каждый бог создал свой избранный народ, и благоволил ему, подливая масла в огонь вечной войны. Ссельда, богиня Изменчивых Небес, именуемая Глупой и Презренной, была той, кто сотворил нас. Она хотела создать идеальных существ и вложила всю энергию созидания, что у неё была. Но результат… был плачевным. Другие боги, которые разумно распределили силу между сотворёнными существами, подняли Ссельду на смех, когда та представила им нас — скорее зверей, чем людей, уродливых бесформенных чудовищ. В ярости, Глупая Богиня бросила нас на произвол судьбы. Но мы выжили. Пускай Ссельда и забыла сделать для нас мужчин, мы могли спариваться… с любым существом. В результате эволюции мы отбросили лишнее, вобрав лучшие черты больших ящеров и млекопитающих. На своих землях мы стали самыми опасными хищниками, хотя по-прежнему оставались неразумными зверьми. И тогда на нас обратили внимание другие расы. Нас ловили и приручали, используя для охоты или боёв, разводили, пытаясь закрепить какие-то качества. На каком-то этапе и произошло наше первое «скрещивание» с людьми. И это привело к рождению человекообразных Карис. Поначалу мы были безмозглыми рабами и секс-игрушками, но с каждым поколением становились умнее и хитрее и, в итоге, подняли восстание, освободив сестёр от гнёта.
— А что же Ссельда? — спросила Миления. — Всё это время она была без последователей?
— Пускай Презренная ничего и не достигла, но её божественная мощь всё ещё была высока, поэтому среди прочих народов находились те, кто согласился поклоняться ей. Однако, узнав об успехе народа Карис, она явилась во сне к нашим старейшим и предложила покровительство, будто бы это не она изначально обрекла нас на жалкое существование. Мы подняли её на смех и стали проклинать каждый день. И, что самое странное, это стало придавать нам силы. Осыпав Ссельду проклятиями, мы могли стать сильнее и даже создавать молнии и ветер! Мы обрели божественную силу.
— Поразительно, — удивилась Мара, — вы черпаете силу не из обожания богини, а из ненависти к ней. Это может круто повернуть некоторые теологические теории.
— И как же вы оказались в нашем мире? — спросила Лора.
— Боги не способны были усмирить тот хаос и разрушение, что творился в истерзанном мире, поэтому отстранились и пустили всё на самотёк. Таким образом, они не увидели, что свергнутый Демиург стал вновь набирать силу. Создав из угнетённых, потерявших всё существ тысячи безликих воинов, он расшатал само основание мира и уничтожил своё создание. У него… не было другого выхода. Среди безликих было много Карис, нашедших в служении Демиургу новое призвание и, в благодарность, он согласился спасти одну из нас. На обломках сгорающего в Хаосе мира, народ Карис передал все знания и память одной девочке, последней в их роде и первой в новом. Ею и была Первая Сигрун, моя бабушка.
— Но если мир уничтожен, то как Ссельда может повлиять на вас? — поинтересовалась Миления. — Разве она не должна была погибнуть вместе с ним?
— Я… не знаю. Но могу предположить, что богиню убить не так-то просто… Хотя сейчас, когда память рода возвращается ко мне, у меня появилось ужасное предположение. Возможно ли, что призываем Презренную в этот мир своим существованием? Первое поколение не владело божественной магией, второе — получило силу, но что послужило толчком? Интуиция? Или память о богине? Подумать только, я сама бахвалилась своим великим Даром, а ведь причиной моей силы были знания, сокрытые в голове. Знала, кого нужно проклинать. И звала её…
— Чтобы призвать забытого бога в этот мир нужно определённое количество последователей, острое желание и аватар, что примет сущность, — покачала головой Мара. — И не стоит забывать о ритуальных жертвах. Однако, ваша уникальная манера «поклонения», возможно и влечёт Ссельду, но, в то же время, держит её на безопасном расстоянии.
— Вы… много знаете об этом, — удивилась Сигрун.
— Теургия, так называется мистическое учение о контакте с божественным, всегда шла рядом с некромантией. Смерть ведь многие тоже отождествляют с высшим провидением. И, знаешь, после твоего рассказа, у меня начинают появляться некоторые идеи. Кто-то хочет призвать вашу богиню, но так как народ Карис в этом не заинтересован, эта личность стала импровизировать. Сигрун, не пропадали ли массово без вести представительницы вашего народа?
— Моя мать, Халла, упоминала о пропажах молодых Карис из Антарктического и Сибирского анклавов. Несколько моих старших подруг тоже пропали, но мы связали это с их паломничеством на место падения Первой. Мать отправилась расследовать исчезновения, но от неё давно не было вестей. Тогда-то мои тётушки и стали опекать меня. Вероятно, из-за знаний, что были сокрыты в моей голове?
— Боюсь, что пропавшие могут быть мертвы, — покачала головой Мара. — И твоя мать также. Пускай ваша раса и прошла уникальный путь развития, по сути, создав себя самостоятельно, но тела всё ещё несут дыхание богини, остатки материалов сотворения. Если выделить достаточно материи, вполне можно создать «якорь».
— То есть… этот кристалл… — лицо Сигрун выразило шок. — Может быть кем-то из моих сестёр?!
— Не совсем, вернее, не полностью. Кристалл создала я, лишь анализируя прах. Предположу, что некромант пытался насытить обычные алхимические материалы выделенной из тел народа Карис эссенцией. Этого хватило на создание реагента высшего качества, но подозреваемый, по неопытности или незнанию, не сумел им должным образом распорядиться. Из праха, пускай и столь насыщенного эссенцией, тело для бога не сделаешь. Кристаллизовав компонент, он мог бы гораздо лучше закрепить божественную сущность аналогом камня души, а потом и выстраивать вокруг него искусственный аватар.
— Понятно, — Лора кивнула. — Значит, непосредственной угрозы вторжения нет. Я немедленно оповещу отделы Взаимодействия и Дисциплинарный комитет, чтобы начали усиленно проверять исчезновения Карис и отслеживать выбросы ритуальной энергии…
Ведьма замолкла, взглянув на Сигрун.
— Что у тебя там, в кармане?
— А, это? — Карис вытащила из кармана халата телефон. — Просто смартфон. Мне его подарили. Хм, что он так мигает непонятно…
— Дай, — Лора выхватила устройство из её рук и взглянула на экран.
Зрачки ведьмы внезапно расширились. Быстрым движением, она швырнула телефон в сторону окна.
— Все под столик, немедленно! — прокричала ведьма
— Что?.. — воскликнула Миления.
Прогремел оглушительный взрыв…
Развернуть

#Лит-клуб разное story текст написал сам 

Ночи прогресса, Глава 4

Миления проснулась в своей небольшой квартире точно по сигналу будильника хорошо отдохнувшей. Вчерашний «отгул» явно пошёл на пользу, тем более, что от увиденного ей действительно стоило привести мозги в порядок. Подумать только, ещё позавчера она лишь протирала сидение кресла да ставила бесполезные штампы, а теперь у неё появилась настоящая начальница, тягающая по заданиям. Не сказать, что это её особенно радовало, Миления предпочитала более спокойную работу, но всё же Лора внесла некоторое разнообразие в её рутинные дни.
В любом случае, нужно было собираться. Миска овощного салата на завтрак, лёгкая натуральная косметика и волшебный тоник для зубов, простое холщовое одеяние с ритуальным узором, которое было и к природе ближе, и легко, если понадобится, могло сойти за одежду неодарённых. Перехватив длинные светлые волосы лентой, девушка надела удобные мокасины и, взяв короткий разбег, прыгнула в окно.
Её квартира находилась на двадцать пятом этаже и отсюда можно было легко допрыгнуть до соседнего дома, а затем, серией лёгких прыжков по крышам, набрать высоту и добраться до небоскрёбов делового района. А там уж и рукой подать до Ведьминского Центра №13.
Однако на подлёте к месту работы, её едва не снесло ураганным ветром. Милении потребовался весь её опыт воздушного планирования, чтобы дотянуться до края крыши и с усилием перевалиться через него.
Взволнованная ведьма-регулировщица подскочила к ней.
— У вас всё в порядке? С ветром твориться что-то странное, я сигналю всем ожидать, но вы, видимо, не заметили…
— Да, всё нормально, — Миления поднялась на ноги, тяжело дыша.
Падение с высоты ста этажей её бы, конечно, не убило, но гордость бы точно пострадала.
Казалось, само здание содрогнулось, когда в крышу с оглушительным грохотом ударила молния. Когда пахнущая озоном дымка развеялась, в месте удара обнаружилась высокая светловолосая девушка скандинавской внешности в кожаном плаще, держащая над головой увесистый молот. В другой руке она сжимала украшенный сапфирами веер, и каждый его взмах создавал новый порыв ветра.
Ведьма-регулировщица шумно выдохнула и решительной походкой двинулась к новоприбывшей.
— Немедленно остановите чары штормовых ветров! — возмущённо выкрикнула ведьма. — Божественным заклинателям предписывается уведомлять о передвижении магическим способом в пределах кластера за полчаса! А за применение «прогулки по молниям» вне специального защитного круга для сверхскоростных перемещений и создание опасных ситуаций на посадочной площадке вам полагается штраф!
На ходу заполнив штрафной талон, ведьма бесцеремонно всунула его незнакомке в карман плаща.
— Талон имеет свойства проклятия и привязан к вашей духовной сигнатуре до момента оплаты штрафа. А теперь попрошу извинить, мне нужно разрулить сотрудников и посетителей, которые, благодаря вам, уже пятнадцать минут не могут приземлиться!
«Как хорошо, что проклятия к нам не липнут» — чуть слышно пробормотала незнакомка, убедившись, что регулировщица отошла достаточно далеко, а затем просто смяла талон и выкинула с крыши.
Миления знала, что это бесполезно, ведь если штраф выписан, бумажка немедленно прилетит обратно, даже собравшись из отдельных молекул, если её что-то уничтожило…
Но сейчас этого не произошло.
— Эй, ты, ведьма зелёная! — грубо обратилась она к Милении.
— Я друид! — возмутилась девушка.
— Ну у вас же тут «ведьминский центр»? — парировала та. — Где у вас тут отдел Сохранения Тайны? Ума не приложу, почему нам ещё требуется там отмечаться.
Она оскалилась, сверкнув двумя парами острых клыков на верхней челюсти. Миления также заметила и высунувшийся из-под плаща длинный гибкий хвост, которым незнакомка постукивала по крыше в нетерпении. «Народ Карис: скорость ягуара, выносливость бизона, мозги курицы» — так, помнится, описывал их её учитель. Говорят, на Землю их, вернее первую из них, Сигрун Химмельфелл, принёс метеорит, упавший где-то в Скандинавии лет двести назад, а та уже и нарожала первое поколение от человеческих мужчин. Удивительно, но хвостатым удавалось скрываться от обнаружения достаточно долго, ровно до того момента, как у второго поколения не начал проявляться довольно редкий дар божественного заклинательства. Они, а вернее их необычная физиология, также привлекли внимание учёных, многие из которых не брезговали и вивисекцией. В итоге, титаническими усилиями отделов Взаимодействия и ООН, удалось создать охраняемые резервации для нового народа и ввести ряд запретов на инвазивные эксперименты. Миления могла понять интерес учёных, «Первая Сигрун» была жива до сих пор и, по слухам, не показывала признаков старения, а это обозначало, что Карис обладают долголетием, сравнимым с магическими существами.
— Двадцатый этаж, — ответила на вопрос друидесса.
— Вот, так бы сразу. А то стоишь тут, ворон ловишь. Слушай, как-то мне лицо твоё знакомо, мы раньше не виделись?
— Наверняка нет. Уж я бы запомнила.
— Ну и ладно. Бывай! — она двинулась к лифтам
Нагло оттолкнув в сторону зазевавшуюся юную ведьму, гостья бесцеремонно влезла в лифт. Собравшаяся перед дверьми очередь возмутилась, но двери уже закрылись.
«Как грубо!» — покачала головой Миления.
Она уже потеряла много времени. Очередь перед лифтом собралась приличная. Придётся опять ждать…
Девушка хлопнула себя по лбу. Что там говорилось про привилегии сотрудников отдела Магических Возмущений?
Проследовав мимо раздосадованных задержкой чародеев, Миления смело подошла к «особому» лифту и нажала позолоченную кнопку вызова. Двери распахнулись почти сразу.
— На работу, мисс Флёр? — Бернард взял под козырёк.
— Да, будьте любезны.
Лифт быстро домчал её до нужного этажа. Поблагодарив лифтёра, девушка вышла к своему отделу.
Хм, ей показалось, или он стал выглядеть как-то… живее? Во всяком случае стало меньше целлофановых чехлов и появились новые столы и стулья. Судя по всему, начальница не теряла времени.
Что ж, благодаря поездке на особом лифте, у Милении появилось несколько дополнительных минут, чтобы полить цветы и насладиться чашечкой гадкого кофе… Вот только кофе-машину, похоже, кто-то неслабо приложил чем-то тяжёлым, а потом ещё и поджог. Ладно, не очень-то и хотелось.
На столе секретаршу ждала стопка отчётов и привычные штампы. За работу.
Краем уха она услышала звоночек обычного лифта, но шагов за этим не последовало. Кто-то случайно нажал не тот этаж? Миления продолжила вчитываться в отчёты, подбирая нужный штамп для них.
— Оп-па, снова ты, ведьма зелёная!
Миления дёрнулась от испуга, едва не упав со стула. Эта негодница Карис внезапно возникла рядом с ней!
«Вот тебе ещё один факт о народе Карис: они ходят совершенно бесшумно. Особая форма ног» — вспомнила она слова своего учителя. Укоряя себя за потерю бдительности, девушка поспешила возмутиться:
— Я — друид! Зелёных ведьм не бывает! Только красные, синие и белые!
— Какая разница! Слушай, мне тут нужно потолковать кое о чём. Короче, знаешь эту девчонку?
Она подняла руку и кристалл, лежащий на её ладони, спроецировал иллюзорное изображение.
Миления сглотнула. Это был её портрет. А под ним красовалась награда, причём заметно большая, чем вчера. «Спокойно, — сказала она себе, — тебя пока не узнали. Чары, судя по всему, работают»
— Никогда не видела! Не мешайте мне работать!
— Странное дело, — Карис бесцеремонно присела на угол стола и закинула ногу на ногу, — по моим сведениям, она работает именно тут.
— Как бы то ни было, ваши сведения ошибочны… Пожалуйста, покиньте отдел!
Хвост наглой Карис дёрнулся подобно змее и остановился перед лицом секретарши.
— Да нет, дорогуша, хвостом чую, я пришла по адресу. Уж что-что, а инстинкты охотника за головами меня ни разу не подводили. Где вы её прячете? Учти, я владею магическим зрением и рано или поздно пробью любую иллюзию.
Холодный пот прошиб бедную Милению. Конечно, она не могла знать, сможет ли эта негодяйка увидеть сквозь чары, но проверять совсем не хотелось.
— И кто вам дал право отвлекать моих сотрудников от работы?!
На этот раз настал черёд Карис подпрыгнуть от неожиданности. Лора возникла рядом с ней совершенно незаметно. Выглядела начальница несколько взъерошенной и помятой… «Она что, ночевала здесь?» — подумала Миления.
— Да ладно, мы же просто общались, обсуждали дела…
— У вас тут не может быть никаких дел, — казалось в помещении стало на несколько градусов холоднее от этой фразы начальницы. — Я попрошу вас удалиться.
— А иначе что? — охотница за головами оскалилась.
— Выпишу вам штраф.
В руке у Лоры появилась визитница, из которой она извлекла знакомую розовую бумажку квитанции. Начальница зажала её указательным и средним пальцем подобно восточному талисману и тотчас же на ней проступил текст и сумма. Быстрым движением ведьма прилепила штраф прямо на лоб Карис.
— Ха-ха, насмешили!
Охотница сорвала бумажку, скомкала и попыталась выбросить. Но бумага сразу же распрямилась и прилипла к её пальцам.
— Какого? — выругалась она, тряся рукой.
Она попыталась порвать штраф — он сразу же собрался из кусочков и снова прилип ко лбу, она сожгла его малым разрядом молнии — пепел обратился вихрем, и бумажка восстала из него как птица Феникс, сразу же прилипнув к охотнице опять.
— Что это за чертовщина?!
— Ваша так называемая «сопротивляемость проклятиям», — холодно заметила Лора, — исходит лишь из непонимания природы магической ауры народа Карис большинством чародеев. К вашему несчастью, Дисциплинарный Комитет как раз поручил нашему отделу модернизацию штрафных бланков, с чем я успешно справилась. И, наверное, особую «радость» вам принесёт тот факт, что обновление коснулось в том числе и уже выписанных ранее бланков.
Миления заметила, что за окном стало как-то темно. Это заметила и Карис.
— Нет, нет… Нет… — охотница в ужасе затрясла головой.
— Да, да, и ещё раз да.
Лора подняла руку и щёлкнула пальцами.
Окно открылось нараспашку и в помещение хлынул поток штрафных квитанций. Карис с криком ринулась к лифтам, но неумолимый бумажный поток захлестнул её, сбивая с ног и облепливая как стая саранчи. Миления с ужасом смотрела, как охотница пытается вынырнуть, как тянет слабеющие руки и хвост, но поток был неумолим. «Будьте вы прокляты!» — завопила было она, но один из штрафов, уже багрово-красный от долгой неуплаты, залепил ей рот. Квитанции собрались в ком, и эта масса покатилась к лестнице, а потом начала весело прыгать по ступенькам наверх. Миления слышала сдавленное мычание изнутри каждый раз, когда штрафной ком стукался о ступеньки.
— Куда они её несут? — спросила секретарша.
— В Дисциплинарный Комитет, куда же ещё. Она не избавится от них, пока не уплатит все штрафы.
Миления сглотнула. Их отдел был на двадцать пятом этаже, «дисциплина» на девяносто седьмом. Охотнице предстояло биться о ступеньки целых семьдесят два этажа… Конечно, она это заслужила, но всё же…
— Не нужно её жалеть, — сказала Лора. — Нынешнее поколение Карис совсем распоясалось. Редкий магический дар, статус охраняемого этноса — всё это не пошло на пользу. Не за это боролась Сигрун Первая. Ты знаешь, когда-то именно она разработала проект «Пангея», объединивший разорванный Катаклизмом мир в единую конфедерацию, где все народы могут быть равны?
Окно закрылось само по себе. Удивительно, но ни одна бумажка не слетела с рабочего места Милении.
Лора начертила на столе секретарши пентаграмму и оттуда сразу же выплеснулась уже знакомая обсидиановая кружка инфернального кофе.
— Кофе-машина… сломалась, поэтому приходится довольствоваться своими запасами. Тебе призвать?
— Нет, спасибо, — Миления поёжилась. — Мне ещё дороги… мои внутренние органы.
— Разумно. У тебя низкая сопротивляемость к демонической порче.
Лора отпила из кружки. На этот раз чоколатль уже не затуманивал сознание секретарши, и она с ужасом наблюдала, как темнеет кожа начальницы, как воспламеняются волосы, как отрастают и вновь пропадают рога.
— Но мне как-то неудобно, что ты осталась без утренней «дозы». Давай покажу один фокус.
Лора взяла Милению за руку и нарисовала её пальцем причудливый символ.
— Сестра говорила, ученики Ицтлипочтли обладают хорошей мышечной памятью. Запомнила последовательность?
— Да…
Что верно, то верно. Учитель часто заставлял её делать каждое обрядовое движение по много раз, доводя исполнение до автоматизма. Сам символ, показанный Лорой, не сохранился в её зрительной памяти, но рука могла воспроизвести его.
— Наверняка он кажется тебе незаконченным, так? Нарисуй его, заверши, как тебе покажется нужным, хлопни в ладоши и положи руки по обе стороны.
Миления выполнила ритуал — и о чудо! — прямо из стола хлынул поток мягкого света, запахло хвоей, и через мгновение возник высокий деревянный сосуд, украшенный веточкой можжевельника, распространяющий бодрящий аромат кофе с молоком.
— Что это? — в восхищении спросила секретарша.
— Надо подумать. Обычно этим символом я призываю Латте Диаволо с молоком коровы-суккуба, ты же вливала в него Зелёный Цвет, да и добавила пару вензелей от себя, поэтому и получила хвойный кофе с молоком… небесного буйвола? Вроде, похоже по запаху и лазурному оттенку. Думаю, у тебя на столе сейчас легендарный Латте Сильванас. Наслаждайся.
Миления посмотрела на благоухающий сосуд как на святыню. Об этом напитке, «лазурном нектаре», ходили легенды и одна французская кофейня делала целое состояние, разливая его. И вот теперь он у неё на столе, призван ею, простым ритуалом, без значительных затрат.
Секретарша пригубила напиток и просто утонула в его восхитительном сливочном вкусе. Казалось, она стоит в сосновом бору, вокруг неё поют птицы, а по небу проплывает стадо небесных буйволов, умиротворённо мыча чудесную мелодию.
Наваждение рассеялось и Миления с грустью обнаружила у себя в руках пустой сосуд. С печальным вздохом она отставила его в сторону, и он сразу же развеялся, оставив лишь веточку можжевельника после себя.
Секретарше вдруг показалось, что она перенеслась в другой отдел: на этаже вдруг появилось много разных людей, они занимали столы, ставили свои вещи, в общем, обживались.
— Пришла в себя? — усмехнулась Лора. — Как видишь, у нас появилось много новых коллег. Отдел начинает работу в штатном режиме. И, кстати, они все ждут заданий. Лучше бери в руки штамп…
Миления кивнула. Божественный напиток приятным теплом разливался по телу, наполняя небывалой бодростью. Работа закипела!
Если честно, секретарша совсем не могла понять, как это работает. Вот она замечает какой-то подозрительный нюанс в отчёте, и чёрная печать как-то сама возникает в руке. Она откладывает бумагу в сторону — и через мгновение у кого-то из агентов на столе звякает пневмопочта, выплёвывая депешу с заданием. Ознакомившись с ним, работник хватал вещи из шкафа с инвентарём и отправлялся. Всё как в обычных отделах? Ну разве что уезжали они на особом лифте, любезничая с Бернардом. Старик, судя по всему, был рад общению с новыми людьми.
Наконец, настал обеденный перерыв.
Миления устало откинулась в кресле, разминая руку. Перекусить на рабочем месте или пойти в кафе? Говорят, на пятнадцатом этаже открылась неплохая столовая для сотрудников.
Звякнул особый лифт.
«Ты всегда можешь воспользоваться моим предложением, Бернард» — «Спасибо, госпожа Шейдлок, но я откажусь. Это существование меня вполне устраивает» — «Ну, как хочешь».
Некромант как всегда производила неизгладимое впечатление. Стуча каблуками по паркету и скрипя объёмным кринолином роскошного викторианского платья, она прошагала по отделу, неся на плече свою внушительную алебарду. Теневой прислужник следовал за ней с небольшим сундучком, от которого исходила мощная аура тёмной магии.
Дойдя до стола Милении, она повернулась к девушке.
— Привет, Миля. Лора у себя?
— Во всяком случае, я не видела, чтобы она выходила.
— Опять, наверное, играется со своей дракошкой. Пошли.
Миления сама не поняла, почему подскочила и пошла за Марой. Некромант протянула руку к двери, но та открылась ещё до того, как в неё постучали.
Секретарша снова погрузилась в полумрак кабинета начальницы, заметив некоторые изменения в его убранстве: у окна появился подсвеченный лампой древний каменный барельеф, изображающий женщину с огненными волосами, перед которой пали ниц какие-то культисты. Это была Красная Сестра, одна из четырёх ведьмовских богинь. История магии не подтверждала их существование, но и не могла опровергнуть. В углу также появился деревянный столбик со следами гари и когтей, а также несколькими метательными ножами, вонзёнными в него. «Когтеточка для Эль, наверное. Только вот ножи зачем?» — подумала Миления. Небольшой участок кабинета превратился в своего рода азиатский уголок с ширмой из бамбука и рисовой бумаги, рядом с которой стоял низкий столик с одеялом, называемый котацу. Легка на помине, Эль в человеческой форме высовывалась из-под него, играясь с электронным планшетом. Сама же Лора сидела за своим монументальным столом, увлечённо изучая бумаги.
Почуяв Мару, приживал немедленно обратилась в дракошку и с радостным мяуканьем ринулась к некроманту.
— Тихо! — воскликнула та. — Подожжёшь платье — прокляну!
Эль зависла в метре от тёмной чародейки и плавно опустилась на землю. Её кошачья мордочка выражала разочарование.
— Альса, выходи, не стесняйся, — некромант приподняла платье. — Или ты не рада встретить подругу?
Из-под кринолина вытек сгусток теней, который оформился в пушистую тёмно-серую кошку с серебристыми глазами. Эль сразу же потешно подпрыгнула, пятясь назад, а потом припала к полу, размахивая хвостом. Серая смотрела на это всё с отсутствующим выражением. Даже когда дракошка накинулась на неё и повалила на пол, та лишь вяло отбивалась лапой. Две вспышки: дымная и теневая — и на полу уже лежали две девочки.
— Я так соскучилась, Альса! — воскликнула Эль.
— А я-то как, — равнодушным тоном заметила вторая.
Она встала, разгладив ладонями свой длинный сарафан с рюшами, стряхнула с жилетки, что носила поверх него, невидимые пылинки и поправила свои длинные пепельные волосы, заплетённые в две толстые косы.
Взявшись за руки, девочки проследовали к котацу.
Эта семейка всё больше и больше удивляла Милению. Некроманты вообще неохотно заводили приживалов, и чаще предпочитали воронов, крыс или каких-нибудь призрачных сущностей. Но выбор кошки, пускай и теневой, был свойственен скорее ведьме. Да ещё и удивлял тот факт, что приживал мог принимать человеческий облик. Друидесса слышала о подобном, но происходило такое чрезвычайно редко. Вроде бы как такое возможно, когда приживал доживал до определённого возраста, получал большое количество магической подпитки или совершал некий подвиг во благо хозяйки. Увы, Миления не сильно разбиралась в прикладном ведьмовстве и их потусторонних существах-компаньонах в частности.
— Что-то не сильно ты торопилась, сестра, — заметила Лора, откладывая бумаги в сторону.
— Прости, — ответила Мара. — Опять парочка дураков решили сыграть в «попаданца».
— О чём ты?
— Да всё о том же. Берут какого-нибудь Неодарённого, заколдовывают и бросают мне в гробницу, внушив, что он переродился в ином мире и теперь он единственный герой, что может спасти мир от злобного некроманта!
— Но ведь это же прямое нарушение Тайны! — воскликнула Миления.
— Да, и карается весьма строго. Если, конечно, причастность сумеют доказать. Но на этот раз хулиганы превзошли все мои ожидания. Они подсунули мне в гробницу гигантскую сколопендру, которая считала себя школьницей из Орегона. Когда я выцепила эту тварь (та ещё задача была, скажу тебе!) и сдала её и хулиганов в «Сохранение Тайны», выяснилось, что сколопендра никакая не школьница, а самая обычная увеличенная магией сороконожка, которой в «мозги» вставили чужую личность. И, собственно, состава преступления не оказалось, ведь ни один Неодарённый не пострадал!
— Похоже, от твоего маленького хобби теперь одни сплошные неприятности, — усмехнулась Лора.
— Да как сказать, — неким образом кринолин Мары обмяк, позволив ей сесть на стул для посетителей. — Без всей этой чехарды я бы уже вконец одурела от скуки. Даже исследования и поиск древних артефактов уже не приносят мне того удовольствия, что раньше. Хотя, признаться, ты подкинула мне действительно интересную задачку…
Живот Милении вдруг весьма некстати забурчал.
— Ах, бедное дитя! — воскликнула некромант. — Какая же я негодяйка, выхватила тебя с обеденного перерыва!
— Да я, собственно, могу и потерпеть…
— Никаких возражений! Лора, разрешишь теневой портал?
— Даю разрешение.
Тьма сгустилась перед друидессой, обретя форму столика. Рядом возникла тень в поварском колпаке. Она обменялась взглядами с госпожой и, исчезнув на секунду, возникла с корзинкой, полной ароматной выпечки.
— Угощайся.
У Милении потекли слюнки. Корзину украшали ароматные пироги киш четырёх разных видов: классический, с луком и яйцом, с морепродуктами, с ветчиной и сыром, с грибами и птицей. Просто разбегались глаза.
И не у неё одной. Оба приживала возникли слева и справа. Глаза Эль горели, Альса же усердно делала вид, что ей ничего не интересно, но уже явно присмотрела себе лакомый кусочек.
— Как же хорошо, что взяла с запасом, — покачала головой Мара. — Ешьте, не стесняйтесь.
Эль взвизгнула от удовольствия и стала хватать пироги.
— Манеры, Эль, — строго сказала Лора. — Хотя бы пока ты в человеческом облике.
Девочка показала хозяйке язык и сразу обратилась дракошкой. Поняв, однако, что в такой форме не так удобно есть, она вернулась обратно и, вздохнув, поубавила темп.
— А у тебя, Миления, есть животное-компаньон? — неожиданно спросила Мара. — Друиды же их заводят?
— Я из династии растительных друидов, — пожала плечами секретарша. — Мать недолюбливала животных, она даже избавилась от пони, которого отец подарил мне на шестилетие. Она была одержима выращиванием гигантских овощных культур и рассматривала зверушек либо как вредителей, либо… в роли удобрения. Мать заставляла меня зубрить энциклопедии садоводства и тренировать чары буйного урожая. Хоть я и, тайком от неё, изучала волшебных зверей, но даже не знаю, смогу ли я правильно заботиться о ком-то из них…
— Не узнаешь, пока не попробуешь, — улыбнулась некромант. — Что-то мне подсказывает, что из тебя выйдет превосходная хозяйка магического зверя. Если хочешь, я могу поговорить с нашей сестрой Сарой Гринлок, она расскажет тебе что к чему и поможет выбрать питомца.
— Спасибо, я обязательно воспользуюсь вашим советом. Когда буду готова.
Она дожёвывала пирог, глядя на приживалов, устроивших, в кошачьих формах, возню под котацу. Действительно, кого бы она хотела себе? Ястреба? Волка? У её учителя был чёрный ягуар, да и она сама видела в них что-то близкое. А может, кого-то волшебного, вроде грифона или даже единорога? Хотя вряд ли бы она могла содержать подобное существо, особенно в городских условиях…
— Ладно, с обедом покончили, — прервала её размышления Лора, — пора и узнать, что тебе удалось найти, сестра.
— Да-да.
Мара подозвала теневого прислужника жестом. Он поставил сундучок на стол и открыл его.
Мурашки прошли по коже Милении. Пахнуло какой-то жуткой магией, чуждой всему, к чему она привыкла…
— Мне пришлось прибегнуть к алхимии, чтобы подробно проанализировать образец, — пояснила некромант. Отсюда и запах.
— Что удалось выяснить?
— Ты правильно определила ценность этого реагента. Это останки высшей нежити. Возможно, демилич.
— Деми… что? — переспросила Миления.
— Старый, развалившийся на части немёртвый колдун. — пояснила Лора. — Чаще всего от таких остаётся одна голова или рука, а всё остальное рассыпается в прах от времени. Возможно ли, что пробудился какой-нибудь многотысячелетний «вяленый»?
— Это было бы самой очевидной разгадкой… Но всё куда интереснее. Кости не принадлежат человеку.
— Потусторонний?
— Возможно, хотя я не знаю ни одного подобного колдуна иной расы. Столь радикальную некромантию всегда практиковали людские чародеи, жаждущие если не вечной жизни, то вечной смерти. Возможно что-то упускаю, но мне кажется, что я ещё не сталкивалась с таким.
— Услышать такое из твоих уст, сестра, — Лора сделала паузу, — весьма тревожно.
Миления посмотрела на задумавшихся чародеек.
— Можно, — робко начала она, — ещё раз взглянуть на образец?
— Ты точно хочешь этого? — переспросила Мара. — Мои эксперименты кристаллизовали его, ты можешь не выдержать концентрированной мощи.
Некромант пододвинула ларец к друидессе, внутри действительно был кристалл, напоминающий кварц, только с лёгким фиолетовым оттенком. Миления надела перчатки, подаренные Лорой и коснулась его. Зажглись, потрескивая, защитные пентаграммы и могильный холод стал неприятно колоть ей пальцы. Сосредоточившись на ауре, друидесса попыталась понять её форму, сопоставить образ с чем-то в своей памяти…
Миления вскрикнула, падая со стула. Пальцы онемели, руки дрожали, разум заполнили ужасные видения, тело отказывалось подчиняться. Сознание покидало её…
Мара поспешно захлопнула ларец и бросилась к девушке. Она легко, как куклу, подхватила Милению на руки и быстро отнесла к котацу, накрыв одеялом.
Развернуть

#Лит-клуб разное story текст 

Ночи прогресса, Глава 3

У Милении захватило дух. Эшвуд был чем-то вроде исторического городка, который сохранил свой исконный вид даже когда стал частью неумолимо расползающегося по Америке мегаполиса Huge City. Готические особняки украшали его улицы, маня сотни туристов, жаждущих острых ощущений. Говорят, Вуаль Обыденности здесь специально ослабили, дабы создать эту атмосферу мистики.
Но вот особняк, у ворот которого они стояли, выделялся особенно. Огромный чёрный дворец стоял на пригорке, будто бы впитывая свет со всей округи. Даже сейчас, в солнечный полдень, двор особняка выглядел так, будто над ним царила ночь.
— Здесь даже есть тёмный лабиринт, ведущий к гранатовому саду, — сообщила Лора. — Глупцы думают, что эти плоды даруют бессмертие, и, пытаясь их добыть, навеки теряются в изменчивых ходах лабиринта… Пока их не вышвырнет садовник, само собой. Ну а с той стороны и находится знаменитая сокровищница госпожи Шейдлок, в которую регулярно спускаются искатели приключений, пытаясь пройти её на время.
Из гробницы раздался жуткий вой.
— Ещё одна команда пала… Мир их праху… до следующего возрождения.
— Зачем вообще делать… такое? — спросила Миления.
— Исключительно ради развлечения. Мара всегда была одержима подземельями и драконами, поэтому она и сотворила гробницу с регулируемой сложностью, заманивающую искателей приключений несметными богатствами. В целом, молодым Одарённым там находится неплохая практика, а от тех крох, которые выносят успешные искатели, Мара не обеднеет. Дошло до того, что прохождение сокровищницы на время стало своего рода спортом. Не волнуйся, пускай бойцы и получают там настоящие раны, они исчезают сразу после выхода из подземелья, а любые «смерти» отменяются в контрольной точке.
— Странно, что я раньше не слышала о таком времяпрепровождении.
— Скорее всего, ты просто не интересовалась. Сейчас, в спокойное время, мало кто одержим духом приключений настолько, чтобы испытывать себя такими походами. Мара наверняка держит гробницу лишь для самых ярых фанатов.
Лора очистила от паутины кнопку звонка и нажала её.
«Убирайтесь!!!» — сразу же завопил потусторонний голос, сопровождаемый внезапным дуновением ледяного ветра. Даже готовившуюся к чему-то эдакому Милению пробрало насквозь. А вот Лора лишь слегка поморщилась.
— Ох уж эта Мара, вечно любит этот нелепый пафос…
Секретарша с удивлением смотрела, как её начальница начала ощупывать ворота, скользя пальцем по кованым узорам в виде черепов и цветков фиалки. Неожиданно что-то щёлкнуло — и открылась тщательно замаскированная калитка!
— Ха-ха, хотела меня запутать, повернула нужный цветок на пол-оборота. Пошли, Миля, мы тратим время.
Секретарша робко вошла вслед за начальницей в сумрак двора этой обители некроманта. Мурашки сразу же поползли по её коже, запах смерти был здесь на каждом шагу… Если бы она конечно могла чувствовать запах из-за насморка, что нахлынул на неё после ледяного ветерка. Высморкавшись в платочек, она с опаской втянула воздух ноздрями…
Пахло весьма приятно. Луговые травы с нотками фиалок. Газон всего лишь выглядел мёртвым, но, на самом деле был цветущим и ухоженным. Вдалеке, небольшое стадо чёрных овец щипало травку, судя по всему, работая живыми газонокосилками. Если бы не магический сумрак и зловещая глыба чёрного замка — ничто бы не выдавало обитель мастера Тёмного искусства.
— Потрясающе… — выдохнула девушка. — Как вы думаете, можно мне потом будет взять несколько саженцев фиалок?
— Спроси у Хариса.
Миления вскрикнула, когда рядом вдруг возник Мрачный Жнец с косой наперевес. Из темноты капюшона раздался жуткий стон.
— А вот и он, лёгок на помине, — сказала Лора. — Это садовник Мары, Харис, всё это великолепие — его заслуга. Думаю, у вас найдётся много тем для обсуждения, но потом, после того, как мы встретимся с его госпожой.
Харис вновь издал стон, но какой-то… более приветливый?
— Я тоже рада видеть тебя, — улыбнулась Лора. — Но мне нужно поговорить с твоей хозяйкой.
Начальница решительно двинулась к дворцу, Миления бросилась за ней следом. Садовник помахал им вслед костлявой рукой.
Уже подходя к парадному входу, Лора неожиданно свернула вбок, на малоприметную дорожку, ведущую к клумбе. Секретарша помедлила, но пошла за ней.
— Куда мы идём?
— Тут есть секретный ход. Можно было бы войти через парадный, но я не хочу быть облизанной с ног до головы Пушистиком и Хвостиком.
Лора указала взглядом на двух горгулий, сидящих над входной дверью. Странно, на вид, особой пушистостью или хвостатостью они не обладали, но Милении совершенно не хотелось проверять это лично.
Постучав древком метлы по совершенно ничем не выделяющимся кирпичам в стене, Лора открыла секретный ход. Стена просто ушла в сторону, показав тёмный ход с винтовой лестницей в глубине. По ней они и двинулись наверх.
В итоге, они вышли в огромную комнату, полную самых разнообразных платьев, надетых на манекены. Были тут и античные хитоны, и тяжёлые викторианские наряды, и вполне современные платья. Объединяло их одно — роскошь.
— Мара очень любит наряжаться, — пояснила Лора. — Мы сейчас в её платяном шкафу.
У Милении снова перехватило дух. Нет, её мать тоже владела десятками нарядов, как ритуальных, так и официальных, но её коллекция была невообразимо далека от масштабов увиденного тут.
Пройдя через ряды платьев, Лора открыла дверь.
Они вышли в мрачную спальню, где на огромной каменной кровати, украшенной барельефами, лежала, скрестив руки, прекрасная черноволосая женщина, судя по всему, хозяйка поместья собственной персоной. Удивительные чёрные лилии и всё те же фиалки украшали её ложе по углам, создавая совершенно сказочную атмосферу. Миления привыкла, что некроманты отличались нездоровым цветом лица, излишней хилостью и костлявостью, но Мара была в отличной физической форме, а лицо не было лишено здорового румянца. Кстати…
Секретарша не поверила глазам, несколько раз недоверчиво вглядываясь то в лицо Маре, то в лицо начальницы…
Они были одинаковыми… Как будто…
— Пробудись, сестра! — Зычно крикнула Лора. — Легионы тьмы на подходе!
— А? Что? Как! Я же их…
Мара подскочила со своего ложа, внушительных размеров алебарда мгновенно возникла в её руках. Некромант приняла боевую стойку, ошарашено нацеливая остриё то в сторону Лоры, то на Милению.
— Что за проклятое наваждение?! — Крикнула тёмная колдунья. — Лора? Как?!
— Рада, что ты никогда не теряешь бдительности, сестрица.
— Ну и дурацкие же у тебя шутки, Лора! — Вздохнула Мара.
Она расслабилась и резко стукнула обратным концом алебарды об пол. Тени со всей комнаты саваном облекли её, а через мгновение рассеялись, показав колдунью, переодетую в викторианское платье, украшенное аметистами.
— Двадцать пять лет, — продолжила она. — Двадцать пять лет, сестра! Я уже подумала, что ты на самом деле умерла!! Конечно же, я знала, что твоя окончательная смерть имела бы определённые последствия…
Она осеклась, взглянув на Милению.
— Я вернулась на свой пост в ВЦ, — сообщила Лора. — Это моя секретарша, Миления Флёр.
— Неужто та самая? — Мара приблизилась и взглянула девушке в глаза.
Миления содрогнулась. Глаза некроманта, один — загадочно-фиолетовый, другой — серебристо-серый, словно бы сверлили её голову.
— Кто накладывал на тебя чары, девочка? — поинтересовалась тёмная колдунья. — Даже когда сестра назвала мне твоё имя, я с трудом узнала. А ведь за тебя назначена приличная награда…
— За… меня? Награда? — Миления охнула.
— Твоя мать, Брунгильда, уже давно разыскивает тебя, — сгусток тени в руке Мары превратился в магический планшет с изображением девушки и суммой, в которой было до безобразия много нулей. — Но не волнуйся, я умею хранить тайны. Если ты не хочешь быть найденной, не выдам.
— Спасибо. Наверное
Когда начальница ВЦ №13, мудрая синяя ведьма Кассия Спокойная, принимала Милению на работу, девушка рассказала, что не хочет, чтобы родители вмешивались в её жизнь, на что колдунья просто кивнула и сказала не волноваться. Неужто она и наложила столь необычное заклятие?
— Ну ладно, — Мара прервала её размышления. — Раз уж вы ко мне заявились, давайте хоть чаем угощу. Вы же наверняка ещё не обедали?
Живот секретарши предательски заурчал.
Некромант хлопнула в ладоши — и одна из стен отодвинулась, расширив её будуар раза в два. В полу открылся люк, из которого поднялась платформа с чайным столиком и тремя удобными стульями. Из теней материализовался дворецкий с подносом. Миления не могла разобрать черты его лица, он был словно дрожащей тенью во фраке.
— Абид, что там у нас с выпечкой?
Дворецкий издал странный шелест.
— М, круассаны? Неси.
Лора уже расположилась на одном из стульев, Мара присела на другой. Как ни странно, пышное платье совсем не стесняло некроманта.
Сев на свободное место, Миления в который раз подивилась тому, насколько тёмная колдунья не соответствовала тому, какой она её представляла. Элегантная, энергичная, ухоженная… Мало того, Мара даже не излучала ауру смерти, от которой собеседники некромантов обычно испытывали дискомфорт.
— Что будешь пить, сестра?
— Ты знаешь, — ответила Лора.
— Эх, хоть бы раз отведала чего-то нового… Ладно.
На столе перед начальницей возникла пентаграмма — и из толщи стола выплеснулся раскалённый обсидиан. Одна-ко прежде чем растечься, он сразу же застыл, превратившись в высокую кружку с бурлящей чёрной жидкостью внутри.
— Мокко Инферна, только что из Нижних Кругов. Наслаждайся.
Мара повернула голову к Милении.
— А тебе, я полагаю, какао?
Девушка кивнула.
Божественный аромат заполнил комнату, когда дворецкий снова возник в комнате. Он аккуратно поставил перед друидессой золотую кружку.
—Чоколатль по рецепту из Эльдорадо.
Миления пригубила и слёзы полились из её глаз ручьём. Как же давно она не пила этот напиток.
— Надеюсь, перца достаточно? — поинтересовалась Мара. — Повар предложил добавить призрачный, но я остановила его на двойном чили.
— Да, отлично, — друидесса утёрла слёзы. Действительно, пекучая горечь была неимоверной… Но в этом и была вся суть чоколатля…
Она сделала ещё глоток — и во всём теле начался пожар.
— Ну вот, Лора, — сказала Мара, — смотри, какие замечательные напитки предпочитает молодёжь! А ты всё давишься своим инфернальным кофе!
— Спасибо, обойдусь.
Начальница отпила немного. Миления готова была поклясться, что кожа Лоры потемнела, по ней пошли прожилки, напоминающие кипящую магму, глаза вспыхнули, а красные пряди в волосах загорелись огнём… Но в следующее мгновение наваждение исчезло. Девушка списала это на галлюцинации от чоколатля.
Мара приготовила напиток и для себя: вязь оккультных символов зажглась под её ногтем и четырёхмерный портал озарил стол сиянием горечи и ароматом черноты. Мерзкие, сочащиеся ихором щупальца, хлынули оттуда на свободу, но наткнулись на магическую преграду и стали неистово молотить по столешнице, извлекая звуки вселенской какофонии. Через десять секунд, которые показались вечностью, портал стал закрываться и отвратительные отродья поспешили убраться в него, оставив после себя пульсирующий пузырь с потусторонним огнём, пылающим внутри. Разорвав пузырь острым ногтем мизинца, Мара явила на свет ритуальный стеклянный сосуд, распространяющий вокруг восхитительный аромат кофе и горячего молока, что ещё не видывал этот мир…
— Лате-Ниггурат, — прокомментировала Лора. — Хороший выбор. Но я не люблю козье молоко. Кстати, что там с круассанами?
Дворецкий Абид снова материализовался возле стола и водрузил на него блюдо, источающее восхитительный аромат выпечки. На нём красовались чёрные как смоль круассаны, маленькие хрустящие французские булочки и пирог киш с морепродуктами.
Миления с опаской надкусила круассан, и её обожжённый чоколатлем рот внезапно почувствовал новый взрыв вкуса. Нежнейший черничный джем буквально хлынул из слоёного теста, унеся девушку на вершину гастрономического блаженства.
Дворецкий убрал опустевшую посуду и блюдо, усыпанное крошками.
Миления потирала наполненный вкусностями живот.
— Ладно, — нарушила молчание Лора. — Спасибо за угощение, сестра, но мы, как понимаешь, пришли по делу.
Она положила пакетик на стол.
— Как интересно! — сказала Мара, проведя рукой над ним.
И тут некроманта передёрнуло.
— Откуда?!
— Так и знала, что это тебя заинтересует. Я не слишком хорошо знаю Фиолетовый цвет, но подозреваю, что качество этой эссенции весьма высоко?
— Не то слово… Я уже давно не видела столь чистого реагента. Где вы его нашли? Чёрный рынок? Древний склеп?
— Простой мусорный контейнер в городском гетто.
Мара недоверчиво подняла голову, но по выражению лица сестры поняла, что та не шутит.
— Не было ли рядом человеческих останков? Тел со следами фиолетовых чар, сшитых ремнями костей?
— Нет, — Лора покачала головой. — Оперативники бы их заметили.
— Странно… У меня есть пара мыслей, но я пока не готова озвучить их. Нужно провести ночной ритуал и определить точную природу этого реагента.
— Понятно, — вздохнула Лора. — Я не буду тебя торопить.
Она встала, взяв сумку.
— Хорошо, Миля, тут мы пока закончили.
Друидесса вздохнула и, с трудом встав со стула, последовала к двери комнаты.
— И что? — спросила Мара. — Как обычно, просто уйдёшь, толком и не поговорив с сестрой?
— На этот раз я не собираюсь исчезать на двадцать пять лет. И, поверь, уже готовлю вечеринку по поводу нашего общего юбилея.
Некромант проводила их к выходу.
— Она знает? — спросила Мара у сестры, кивнув головой в сторону немного обогнавшей их Милении.
— Нет, — покачала головой Лора. — В любом случае, она должна дойти до этого сама. В другое время, в другой истории.
Стоило сосредоточиться, чтобы вникнуть в язык теней — и садовник Харис оказался весьма разговорчивым и совсем не страшным. Он с радостью передал Милении горшочек фиалок и рекомендации по уходу.
— Думаю, на сегодня ты можешь быть свободна, — сказала Лора, когда они вышли за ворота. — Мара всё равно ничего не сообщит нам до завтрашнего утра. Я же проверю ещё несколько незакрытых дел. Но не думай, что я буду отпускать тебя так каждый день.
Лора бросила шутливо-грозный взгляд из-под очков.
— До завтра.
Ведьма села на метлу и улетела ввысь.
— До свидания…
Развернуть

#Лит-клуб разное story текст 

Ночи прогресса, Глава 2

Жанр: городское фэнтези. Повесть

«Особый лифт» приветливо звякнул, открывая двери.
— Мисс Редлок, мисс Флёр, — лифтёр прикоснулся к козырьку фуражки.
— На крышу, Бернард.
— Будет исполнено!
Миления замешкалась.
— А ничего, что я поеду… этим лифтом?
— Будто бы ты никогда этого не делала… — Лора остановилась и вдруг расхохоталась. — Ты… серьёзно не ездила этим лифтом?
— Вы в списке, мисс Флёр, — заметил Бернард. — Привилегии сотрудников отдела Расследований Магических Возмущений.
Миления покраснела и готова была провалиться сквозь землю. Она целый год каталась на общем лифте, который по утрам и вечерам всегда набивался под завязку. А ведь Бернард всегда брал под козырёк, когда ей доводилось проходить мимо открытой двери особого лифта!
Внутри лифт напоминал музейный зал. Красная ковровая дорожка, мраморные статуи мифологических существ и великолепные барельефы, изображающие деяния волшебников прошлого.
— Всё это великолепие, при желании, можно скрыть внутри стен, — заметила Лора. — Например, чтобы играть в сквош.
— По преданиям, — кивнул Бернард, — где-то здесь, в тайнике, хранится именная ракетка основательницы.
Несмотря на размер, лифт двигался довольно быстро. Вскоре, Лора, снова поблагодарив лифтёра, решительной походкой вышла на крышу здания, Миления пошла за ней.
Здесь, на крыше, была оборудована взлётно-посадочная площадка для мётел и других летательных приспособлений, на этаж ниже располагались стойла для летающих ездовых зверей. Магическое поле надёжно защищало площадку от бушующих ветров, но даже оно не могло полностью заглушить их шум.
— Как ты предпочитаешь передвигаться? — спросила Лора, вытаскивая из сумки небольшую метёлку для пыли.
Несмотря на то, что начальница совсем не повышала голос, Миля слышала её отчётливо.
— Я использую прыжки.
— А почему не Лесные Тропы?
— Столь быстрые перемещения — не по мне… Да и в городе слишком мало зелени для эффективного их применения. Да и мне нравиться держать себя в форме.
— Похвально. Тогда не отставай!
Лёгкое движение руки — и метёлка начальницы немыслимым образом превратилась в полноценную метлу и, издавая лёгкий гул, повисла над полом.
— Это же у вас V3-NK 2010 «Стриж» ?! — воскликнула ведьма-регулировщица, наблюдающая за площадкой. — Во имя Сестёр, думала, я никогда не увижу её!
— Да ну? — удивилась Лора. — Разве их не собирались раздавать всем оперативным сотрудникам?
— Они намного опередили своё время и производство обходилось в копеечку… Ещё бы, чары сжатия материи и двойной функционал! Было выпущено что-то около двух сотен до перехода на выпуск упрощённой модели «Тетерев». Многие коллекционеры теперь готовы продать последний котёл за то, чтобы обладать оригинальной версией. А у вас она ещё и в идеальном состоянии!
— Ну что ж, теперь вы будете видеть её чаще. Разрешаете взлёт?
— Ах, точно! — Воскликнула регулировщица. — Документы в порядке… Небо чисто. Вам не нужно дополнительных разрешений! Прекрасного полёта, мисс Редлок!
Начальница лихо прыгнула на метлу и рванула с места, оставляя красный инверсионный след.
Теперь даже те, кто не разбирался в ездовых мётлах воскликнули в восхищении.
«Нелегко будет за ней угнаться» — грустно подумала Миления.
Друидесса глубоко вдохнула и сосредоточилась. Причудливая вязь кельтских и строгие рисунки ацтекских татуировок на её коже начали тускло светиться. Здесь, в каменных джунглях Huge City, было довольно трудно тянуться к природе, но это не было невозможным. Напротив, если знать где искать, можно было найти источники поразительной силы. Выносливые сорняки, что могли расти сквозь асфальт, хитрые птицы, что способны найти себе пропитание в любых условиях, могучие аллигаторы, процветающие в огромных лабиринтах канализаций мегаполиса…
Взяв короткий разбег, Миления оттолкнулась от крыши. Многие друиды действительно перемещались в городе «Лесными тропами» или летали на орлах, но молодая друидесса ещё не была достаточно сильной для таких сложных вне леса заклятий, а гордых птиц утруждать не хотела. Поэтому и использовала старый и проверенный способ перемещения — просто прыгала с крыши на крышу, иногда отталкиваясь от стен более высоких небоскрёбов. Несмотря на бушующие ветра, этот процесс был сродни медитации, давал приятное ощущение в мышцах, да ещё и не расходовал много сил.
С огромной высоты, деловые районы Huge City выглядели как подножие невероятного леса с цветастыми жуками-автомобилями и крошечными муравьями-людьми. Но вот небоскрёбы закончились, уступив место жилому району. Дома тут были пониже, а движение гораздо спокойнее. Судя по адресу, нужно было прыгать к местному гетто в довольно неблагополучном районе. Увы, мегаполис не был идеальным местом, и эмигранты, ищущие лучшей жизни часто не находили её, оседая в таких районах и работая за копейки в сфере обслуживания.
Наконец, Миления, легко как пёрышко, приземлилась на крышу жилого дома близ места происшествия. Лора уже ждала её там, сидя на метле.
— Неплохое время, — заметила начальница. — Итак, я уже осмотрела мусорный бак. Мусор недавно вывезли, но смотри, что я обнаружила.
Она передала Милении небольшой прозрачный пакет с белым порошком.
— Что это? — спросила секретарша, беря его в руки.
… И тут же вскрикнула. Совершенно безобидный пакетик могильным холодом обжёг её пальцы, заставив уронить его на крышу.
— Прости, я не ожидала от тебя столь сильной реакции, — Лора подобрала пакет. — Меня он лишь легко пощипывает. Полагаю, из-за того, что моя магия имеет схожий вектор. Вот, тебе это пригодится.
Начальница передала Милении пару белых матерчатых перчаток. Девушка сразу заметила особый узор волокон ткани, напоминающий сотни переплетённых пентаграмм.
— Стандартные перчатки для исследовательской работы. Подавляют негативные воздействия аур, защищают от порезов и ожогов, прекрасно стираются даже в холодной воде. Можешь оставить себе.
Вот что-что, а «стандартными» перчатки не выглядели. Оказавшись на руках секретарши, они чуть заметно засветились, приобретая цвет её ауры, а затем снова погасли, однако магическое поле продолжало окружать их.
— Взглянешь ещё раз? — Лора снова протянула пакет.
Вязь пентаграмм на пальцах зажглась, и на этот раз Миления ощутила от предмета лишь лёгкий холодок. Удивительно, перчатки подавляли негативное воздействие, но не притупляли само ощущение магии, позволяя сосредоточиться на анализе.
— Это… невероятно… Что-то настолько мёртвое, жуткое, противное Великому Древу… Как оно может существовать?
— Вопрос, скорее, не в том, как это может существовать, а в том, что оно тут делает, — заметила Лора. — Согласно отчёта, отдел Сохранения Тайны смог отследить движение предмета до вон того аварийного дома, отмеченного под снос, однако не найдя никаких следов нарушения Вуали Обыденности, просто списал всё на спонтанный выброс магии.
— Разве они не должны были проверять тщательнее? — удивилась Миления.
— Должны были. Но не стали. Кто бы не оставил здесь этот прах, очень хорошо подчищал следы. А если нет нарушения, то зачем напрягаться?
Милению передёрнуло. Даже ей, не сведущей в оперативной работе, такое показалось преступной халатностью.
— Не надо их так сильно винить, — успокоила её начальница. — Главное, что этим делом теперь занимаемся мы. Итак, из твоей реакции я чётко вижу, что мы имеем дело с Фиолетовым Цветом. Значит, нужно проконсультироваться с одним опытным некромантом…
Миления привыкла, что магию смерти и теней обычно называли Тёмной, но вот ведьмы со своей привычкой делить всё на цвета, давали ей именно фиолетовый окрас.
— Путь неблизкий, вызовем кэб.
Лора снова села на метлу и плавно спустилась со здания вниз, на улицу, Миления просто спрыгнула за ней.
Стоило начальнице поднять руку в традиционном жесте вызова — и ярко-жёлтый кэб магического сообщества выехал из-за угла. Выглядел он как весьма винтажное такси и нёс на себе эмблему в виде семиногого единорога, знака службы Транспорта и Логистики. Организация уверяла, что любой чародей, изобразивший традиционный жест вызова, получит свободную машину менее чем через две минуты, и это действительно было так. Галантный водитель в старомодной кепке вышел из машины и открыл дамам заднюю дверь.
— Куда изволите? — спросил водитель.
— Эшвиль, Блэк Ривер Лэйн, 13.
— А, имение Мары Шейдлок? — поинтересовался водитель, трогаясь. — Собираетесь поучаствовать в ежегодном чемпионате по штурму её сокровищницы?
— Нет, с моей стороны это было бы крайне неспортивно. Мы всего лишь хотели бы получить её совет.
— Тогда удачи. После загадочной смерти сестры она частенько предаётся меланхолии, а у некромантов это часто выливается в острое нежелание кого-либо видеть.
— Это же было… двадцать пять лет назад? — удивилась Лора. — Неужто она до сих пор скорбит?
— Не сказал бы, что она «скорбит». Скорее, злится. По какой-то одной ей видимой причине, она считает, что сестра избежала смерти каким-то особенно хитрым образом, а сами знаете, как некроманты не любят, когда кто-то обставляет их в танцах со Жнецом.
— Полагаете, это хорошая идея, обращаться к госпоже Шейдлок? — спросила начальницу Миления. — Мы бы могли найти более сговорчивого мастера Тёмного ремесла…
— Брось, Мара будет рада меня видеть, — заверила её начальница.
Кэб двигался удивительно быстро, легко обходя пробки деловых районов через сжатое волшебством пространство. В итоге, дорога, которая даже у ведьмы заняла бы час, волшебной машиной была пройдена за двадцать минут. Конечно, такой транспорт был не из дешёвых, но, как поняла Миления, сотрудники отдела Магических Возмущений имели право на бесплатные поездки в служебных целях.
Наконец, они приехали.
Развернуть

#Лит-клуб разное story текст 

Ночи прогресса, Глава 1

Жанр: городское фэнтези. Повесть.


Миления Флёр пришла на своё рабочее место. Нажав на кнопку включения компьютера, она, сладко зевнув, потянулась за лейкой. Цветы,пускай и выносливые офисные, любили своевременный полив, а девушка считала своим долгом поддерживать растительную жизнь в идеальном состоянии.

Старая кофе-машина выплюнула ей в чашку дозу горького и мутного напитка. Миления больше любила какао, уж очень она пристрастилась к нему во время своей практики в Южной Америке, но здесь, в HugeCity, все пили кофе и другие тонизирующие напитки просто были не в ходу. Вот и сейчас,морщась, она влила эту мутную жижу себе в рот и с трудом проглотила.

К счастью, этот кофе действительно бодрил, вот только наполнял ощущением никчёмности.

Закончив утренние ритуалы, Миления села за свой стол и с грустью окинула взглядом лоток «Входящие». Там высилась небольшая стопка бумаги,которая отчаянно требовала печатей и передачи в другие отделы.

Вздохнув, девушка принялась за свою «работу».

Вот уже год, как она охраняла пустой кабинет. Когда Милению назначили секретаршей в этот отдел, она была вне себя от счастья. О таких отделах по всей Организации ходили легенды, их сотрудники решали важные дела и быть их частью обозначало невероятный престиж и оказанное доверие.

Вот только этом филиале Организации отдел был по-настоящему заброшен. Миления была секретаршей без начальника. Охраняла пустой кабинет, перебирала документы и передавала их другим отделам, достаточно компетентным в решении описанных в бумагах проблем.

По слухам, где-то двадцать пять лет назад отдел процветал,но внезапная и загадочная смерть начальницы вызвала ряд проверок в Организации и полную «заморозку»деятельности. Кабинеты были законсервированы,а сотрудников перевели на другие рабочие места. Миления могла только гадать, что же такого экстраординарного произошло здесь, и не понимала, почему нельзя было назначить нового начальника и продолжить работу.

В любом случае,полномочия отдела были распределены по другим, а из кадровых мест осталось лишь место секретарши, что должна была распределять входящие документы.

Редко кто задерживался больше чем на год. Миления уже и сама подумывала писать прошение о переводе.

Неожиданно на другой стороне этажа звякнул лифт.Миления удивлённо подняла голову. Этобыл не звонок обычного лифта… Такой звук издавал… другой лифт. Девушка всего раз смогла заглянуть в него и была просто поражена его размером и убранством.Лепнина, позолота, картины, красный ковёр… Это был лифт для высокого начальства и дорогих гостей. Простому сотруднику никогда в жизни не удалось бы прокатиться на нём, строгий лифтёр,чуть ли не безвылазно живущий в нём,никогда такого не допускал.

«Спасибо, Бернард,— чуткие уши Милении уловили тихий, но уверенный женский голос. — Передашь привет от меня внукам».

«Обязательно,мисс Редлок! — ответил лифтёр. — Рад вашему возвращению!»

Секретарша опять углубилась в бумаги. Да кому нужен её отдел? Наверное, какая-нибудь недавно назначенная начальница перепутала этажи, такое бывало.

Мерное цоканье каблуков по паркету медленно приближалось.Сейчас, должно быть, гостья ойкнет и поторопится обратно к лифту… В любой момент…

— Доброе утро,— сказала гостья, и, не сбавляя темп,отправилась к кабинету начальника.

— А… Что? Куда вы?.. — залопотала Миления, вскакивая со своего места.

Двери кабинета распахнулись. Секретарше даже показалось,что они сделали это поспешно, будто быс нетерпением ждали именно эту женщину.

— Прекрасно, —улыбнулась незнакомка, входя внутрь.

Миления было бросилась за ней, но дверь захлопнулась так резко, что чуть не прищемила девушке нос. От неожиданности секретарша осела на паркет.

Что это было?Кто эта женщина? Неужели…

Её размышления прервала створка двери, открывшаяся перед ней.

— Зайди-ка, —пригласила незнакомка.

За всё время работы Миления ни разу не была внутри.Кабинет был заперт на все замки, да ещё и двери были залеплены печатями. Тем удивительнее, что эти двери так внезапно открылись перед сегодняшней гостьей.

Секретарша робко зашла внутрь и обомлела. Кабинет был большим, даже просторным, украшенный лепниной и немного жутковатыми фресками. Из огромного окна, занимающего всю стену открывался великолепный вид на деловой район HugeCity,где и находилось здание их филиала Организации. Удивительно, но даже сейчас,солнечным утром, комната сохраняла зловещий полумрак.

— Эх, как тут всё запущено, — вздохнула гостья, срывая целлофановые чехлы с мебели и бросая их в угол.

— Извините, —смутилась Миления.

— Ты в этом не виновата, — незнакомка посмотрела на девушку.

Теперь секретарша смогла нормально рассмотреть нежданную гостью. Это была женщина лет тридцати,в деловом костюме багрового оттенка.Её каштановые волосы были заплетены в узел, лишь две ярко-красные пряди,обрамляющие лицо, свисали свободно.Из-под очков в тонкой оправе, на Милению смотрели необычные глаза желто-зелёного оттенка.

— Итак, —продолжила незнакомка, — полагаю, мы ещё не знакомы. Моё имя — Лора Редлок,и я начальница этого отдела.

— Рада знакомству…мисс Редлок, моё имя — Миления Флёр.Похоже, я ваш секретарь.

— Хм, — Лора задумалась. — Знакомая фамилия. Отца,случаем, не Фредерик зовут?

— Да, именно так.

— Помню его.Толковый молодой человек, умный и начитанный. Надеюсь он избавился от той дурочки Брунгильды Крэг, которая вечно вилась вокруг него, жаждя его титулов и денег?

Миления покраснела…

— Брунгильда Крэг Флёр… моя мать.

— Понятно.

Судя по разочарованному взгляду, Миления только что потеряла половину положительных очков, что ей возможно уже поставила новая начальница.

Лора сорвала последний чехол с чего-то напоминающего оружейную стойку и водрузила туда два антикварных пистолета. Миления не разбиралась в оружии, но у неё всё равно захватило дух при взгляде на них. Один был серебряным, массивным, почти прямоугольным, украшенным резными узорами, а другой был украшен червонным золотом и имел форму бескрылого дракона.

Лора погладила статуэтку кошки, что украшала стойку.Оказалось, что это была совсем не статуэтка, а самая настоящая чёрная кошка, сидевшая до этого момента совершенно неподвижно. Она потёрлась об руку хозяйки и повернулась, взмахнув необычно длинным хвостом, а потом потянулась… расправив пару кожистых крыльев на спине.

— Мне интересно,— продолжила Лора, — как ты, друид из древней галльской династии, получила ацтекский обсидиановый нож вместо бронзового серпа?

Миления смутилась.Действительно, на перевязи, украшенной изображением Кецалькоатля она носила именно обсидиановый нож, чем разительно выделялась среди товарок по друидскому мастерству.

— Я… не хотела пользоваться влиянием отца. Под давлением матери он бы наверняка устроил меня в престижную европейскую рощу, где наши многочисленные родственники наверняка бы позаботились о «надлежащем» для меня воспитании. Поэтому я бежала из дома в Южную Америку, где нашла старого шамана Ицтлипочтли, который и обучил меня.

— О, моя сестра Сара рассказывала мне о нём! — усмехнулась Лора. — Что же, это объясняет нож. И меч.

— Меч? —непонимающе спросила Миления.

— А, не бери в голову, — Лора установила на стойку для оружия великолепный деревянный посох с рубином в навершии, а потом повесила ещё и ножны с тяжёлой саблей. Всё это она ловко доставала из бездонной сумочки.

Кошка легко порхнула на рабочий стол и свернулась калачиком в корзинке для бумаг. Несколько пергаментов, валявшихся там, опасно задымились.

«А ведь это же дракошка, — подумала Миления, вспоминая«Книгу Дивных Зверей». — Кто вообще возьмёт себе такую огнеопасную проказницу в приживалы?».

Лора заняла место за столом.

— Полагаю, за двадцать пять лет моей… вынужденной командировки, у отдела накопилось немало незавершённых дел. Надеюсь, ты знаешь,чем мы занимаемся?

— Лишь в общих чертах, — смутилась Миления. — Отдел Расследования Магических Возмущений должен расследовать и предупреждать…магические возмущения?

— Да. Но на деле,мы разгребаем то, на что другие отделы не способны, — кивнула Лора.

— То есть, на нас просто всё спихивают? Но… разве наш отдел не должен быть престижным и очень важным, решать какие-то глобальные проблемы?

— В Ведьминских Центрах обычно всё очень хорошо схвачено,— заметила начальница. — Если где-то случилось событие, свидетелем которого могли стать неодарённые обыватели,вылетает отдел Сохранения Тайны, если буянят магические существа, их усмирит отряд Контроля. Маг пытается захватить власть над миром? Дисциплинарный комитет.Необходимо утрясти что-то с городскими властями и организациями? Отдел Взаимодействия. Ну а для поиска Одарённой молодёжи организованы отделы Просвещения.

— А зачем тогда я проверяю тонны бумаги каждый день? —огорчённо спросила Миления. — Зачем ставлю печати и отправляю в другие отделы?

— Наш отдел получает копию каждого отчёта. Ты проверяешь… нет ли в них непорядка,— Лора выделила это слово. — Чёрная печать с греческой буквой «Кси» и вертикальным глазом. Ты когда-нибудь ставила её?

Миления силилась вспомнить. Да, такая печать действительно была у неё на столе. Но она помечала ею лишь ошибочные, неполные или несоответствующие форме отчёты… Каким боком это должно относиться к их отделу?

— Сегодня я уже отметила ею один документ, — вспомнила девушка. — Но там был какой-то бред о костяной муке в мусорном контейнере.

— Отлично, —начальница улыбнулась.

Лора нажала на столе неприметную кнопку. Рядом с её пальцем вылезла труба пневмопочты и созвучным «клац!», выплюнула депешу. Оттуда начальница извлекла тот самый пергамент.Это очень удивило Милению, ведь она ещё не успела отправить документы.

— Так, так, —Лора углубилась в чтение. — А у тебя хорошее чутьё, Миля!

Секретарша поморщилась. Её уже давно никто не называл Милей, но что-то подсказывало,что теперь будут называть все...

— Пойдём! —начальница свернула пергамент и встала из-за стола. — Я покажу тебе, чем мы действительно занимаемся здесь. Эль,присмотри за отделом.

Дракошка, до этого мирно дремавшая в дымящейся корзинке для бумаг, резко подпрыгнула,и, совершив в воздухе «мёртвую петлю»,обернулась коротко стриженной девочкой-сорванцом лет четырнадцати,одетой в рваные джинсы и цветастую футболку с мультяшной лошадкой.

— Так точно,командир! — она плюхнулась в кресло начальницы и по-армейски отсалютовала.

Лора вывела удивлённую Милю из ступора, прикоснувшись к её плечу и показала взглядом на дверь


Развернуть

#Лит-клуб разное рассказ story написал сам 

Сон в руку

(рассказ, одиночный)

Боль...

— Линда? Линда! С тобой всё в порядке?

Голова...

— Что случилось? Где я?

— Ты споткнулась на подиуме и упала. Ударилась головой. Тебя везут в больницу. Расслабься...

Темнота.

Лиза открыла глаза. Ужасно болела голова. Где же она находилась? Белая комната, запах лекарств...

— О, глаза открыла! — толстая медсестра наклонилась к ней. — Молчи, сейчас врача позову.Виктор Степанович! Оклемалась тут ваша!

Каждый её вопль отдавался в гудящей голове Лизы невыносимой болью. Девушка не выдержала и закричала:

— Stop yelling, bitch!

И сразу же застыла в недоумении. Она и слов-то таких не знала. В школе и институте немецкий учила, мечтала в Германию уехать... А тут вдруг по-английски заговорила. И, самое странное, в таких выражениях, да с таким акцентом. А ещё ей было понятно каждое слово.

— Извините, вырвалось, — извинилась Лиза.

— Чего?! — Медсестра нависла над ней своим внушительным бюстом. — Не извиню! Я тут,понимаешь, лечу её, да утку выношу, а она мне тут по-буржуйски матерится. Иди ты! То есть это... фак ю!

— Валерия Петровна...— Раздался сзади угрожающий шёпот.

— Ой, Виктор Степанович! А я тут девушке подушку поправить хотела...

— Слышал я, как вы это делаете, — всё также тихо, но твёрдо ответил врач. — От вашего сопрано в соседнем отделении стёкла дрожат. Пожалели бы девочку, у неё серьёзное сотрясение мозга, ей каждый ваш вопль как молотком по голове! Идите уже. Или вас мало нагружают работой?

Медсестра поспешно ретировалась.

— Что со мной произошло? — спросила Лиза

— Не так быстро,— врач остановил её движением руки, — Лиза, так ведь тебя зовут?

— Да... кажется.

— Хорошо. Лиза, постарайся вспомнить что случилось до того, как ты потеряла сознание?

Лиза силилась вспомнить. Вот, что-то есть...

— Это был показ мод... Я шагала по подиуму. Какой-то дурной фотограф вылез прямо на дорожку и сверкнул мне вспышкой прямо в лицо. Я попятилась, у меня сломался каблук, и рухнула в зал... Больше ничего...

— Хм...— Врач потёр пальцами подбородок. — Возможно всё намного хуже, чем я думал.

— Вы о чём?

— Какой показ мод? Ты — никакая не фотомодель. На остановку, где ты с подругой ждала автобуса вылетела машина. По тебе удар пришелся вскользь, но и этого хватило, чтобы шарахнуться головой о бетонную плиту...

Лизу бы будто молнией ударило. «Берегись!» — крикнула ей подруга, толкая в сторону. А дальше свет фар, визг тормозов и страшный удар... Темнота.

— Боже мой! Боже...— От ужаса девушка едва могла говорить. — Это... правда... Мы возвращались с работы и это... Доктор, а что... с Сашей?

— Мне не стоит этого говорить...— замялся врач, — но всё равно придётся. Она погибла.

— Нет! — Лиза зарыдала. — Саша! Сашенька... Как же так? Почему?! За что?!!

— Я соболезную...— отвернулся врач. — Я уже сообщил вашим родителям... Постарайтесь заснуть, вам нужен покой...

Он ушел, а Лиза продолжала рыдать, оплакивая свою единственную настоящую подругу...

Пока не заснула.

Она очнулась в ясной и просторной одиночной палате. Она была совсем не такой, как в той развалине-больнице. На стене висел огромный экран телевизора, рядом стояли несколько ваз с цветами, а также несколько охапок ярких воздушных шаров с надписью «Get well soon Linda!». Все надписи были понятны ей, как будто она всю жизнь знала английский.

Девушка села и ощупала голову. Повязка.

Неожиданно открылась дверь и вошел мужчина.

— Линда! Ты очнулась! Ну наконец-то!

Вот ведь странная вещь — он говорил на английском, а девушка его понимала. И даже узнала его. Это был её менеджер.

— Джош! —ответила она на чистом английском без какого-либо акцента. — Как я рада тебя видеть! Мне... снились жуткие вещи, пока я была в отключке.

— Немудрено,Линда! Ты так сильно ударилась головой. У тебя было страшное сотрясение! Но я вызвал лучших врачей, вот увидишь, они тебя живо поставят на ноги! А насчёт того паршивца, который влез на подиум — мои адвокаты уже плотно занялись иском.Его выходка влетит ему не в один десяток тысяч.

Девушка улыбнулась.

— Ты сильно напугала меня, — Джош положил руку ей на плечо. — Ты бредила, говорила что-то непонятное. Одна медсестра предположила, что это был русский язык.

— Странно. Меняведь удочерили, когда я была ещё младенцем. Я только недавно узнала, что родилась в России. И язык я не знаю.

— Неважно, Линда.Постарайся отдохнуть.

Он улыбнулся, обнял её и ушел из палаты.Девушка последовала его совету. Телевизор быстро надоел, и она сама не заметила, как заснула...

Лиза открыла глаза. Всё тот же обшарпанный потолок палаты рядовой российской больницы. Сбоку раздавался богатырский храп соседки по палате.

— Во, заливается!Это она после успокоительного, — цокнула языком вторая соседка, худощавая женщина средних лет. — Что, разбудила она тебя?

— Yes...—ответила Лиза.

— Что? Ты иностранка что ли?

— Ой! Нет,извините, — спохватилась девушка. Опять этот английский язык! — У меня сотрясение... Мысли путаются.

— А... —сочувственно покачала головой женщина. — Понимаю. Мой Колька однажды спьяну головой забор протаранил, потом чуть дураком не стал. Где же ты так умудрилась?

— Плохо помню...С подругой на остановке стояли, а тут машина с дороги вылетает и...— Лиза зарыдала.

— Погоди... Точно же! Значит это о вас по телеку говорили... Ой девонька, вот вам не повезло... В машине той прокурорская дочка сидела. Дура крашеная с правами купленными! Дай бог, чтоб её папаша потом не доказал, что вы сами под колёса выпрыгнули...

Лиза вздрогнула от ужаса. Сколько раз она видела подобное в новостях и интернете, но даже не могла помыслить, что такое случится с ней.

На утреннем обходе, врач внимательно осмотрел девушку. «Удивительно...» — пробормотал он.

— Что? —испуганно переспросила Лиза.

— Поправляешься намного быстрее, чем я ожидал. Такими темпами, тебя скоро можно выписывать.

И действительно, Лиза чувствовала себя уже намного лучше.

Днём к девушке пришли родители. Мать обнимала её, рыдая. Отец тяжело вздыхал, отвернувшись в окно. Как и предположила соседка по палате, инцидент был тщательно замят. Несчастный случай, вызванный поломкой автомобиля. Люди прокурора, однако, выплатили родителям Саши некоторую сумму, а также оплатили лечение Лизы, твёрдо дав при этом понять, что в суд обращаться смысла нет.

Вечером Лиза вновь погрузилась в свой удивительный сон...

— Вас точно нелечит кто-то ещё? — спросил доктор, после того как Линда прошла томографию.

— Нет, а что?

— Да вот,появилось у меня такое странное ощущение, когда я взглянул на ваши снимки. Вы восстанавливаетесь намного быстрее, чем ожидалось. Я проверю ваши показатели,и, возможно, вас можно будет выписывать уже завтра.

— Замечательная новость! — улыбнулась Линда.

Эти сны начали беспокоить Лизу. Казалось, чтоона не просто видела их... А участвовала. Она ощущала себя этой Линдой, она даже имела её воспоминания. Решившись, она рассказала об этих снах врачу.

— Ничего удивительного, — сказал врач.— Наш мозг часто хочет скрыть неприятные воспоминания, создавая приятные. Тебе ли не знать, что сны — лишь пустышка, они ничего не значат...

Удивившись быстрому выздоровлению Лизы, врач выписал девушку на следующий день. После похорон Саши она, отказавшись от предложения родителей пожить с ними, вернулась в свою съёмную квартиру.

В её снах, Линду тоже выписали из больницы иона, отдохнув пару дней, начала готовится к очередному показу коллекции одного модельера с довольно сложной фамилией.

Лиза удивлялась, откуда у неё такие сны? Да,подростком она мечтала стать моделью, благо фигурой была не обижена. Она даже ходила в модельное агентство, где о ней отозвались хорошо. Ей предложили принять участие в одном заграничном показе. С согласия родителей, Лиза подготовила документы, собрала вещи, но... Придя к агентству, девушка увидел  а милицейское оцепление. Оказалось, что эта организация регулярно поставляла заграницу «живой товар» — сотни таких же девчонок, мечтающих о славе,превратились в секс-рабынь. С ужасом подумав о том, что её ждало, если бы не этот случай, Лиза зареклась иметь какое-либо дело с модельным бизнесом. Она поступила в вуз и выучилась на экономиста. И откуда теперь эти сны? Нереализованные мечты?

Но вскоре эти размышления надоели. Теперь Лиза смотрела эти сны как сериал, ради развлечения. Она радовалась удачам Линды,переживала все её неудачи.

Больничный закончился, но Лиза никак не могла войти в колею. Очередной день из жизни Линды лез в голову, мешал сосредоточится на цифрах. Её коллега, Маша, в очередной раз исправив число в ведомости спросила:

— Лиза, что с тобой? Ты, случайно не влюбилась?

— Что?! Ой нет...Что-то не могу сосредоточиться...

— Тебе лучше взять себя в руки. Представляешь, что бы было, если бы наши партнёры получили неправильную накладную?

— Всё так странно... Я после этой аварии прийти в себя не могу вообще. Саша погибла... А теперь ещё эти сны...

— Кошмары?

— Нет... будто бы я — другой человек.

— Очень странно,— воскликнула Маша.— Ты бы обратилась к психоаналитику.

— Да, а на какие деньги?

— Всё в порядке.Пока тебя не было, шеф нанял нового менеджера по персоналу. Тот настоял, чтобы у нас появился корпоративный психоаналитик. Он, конечно, в копеечку обходится нашей фирме, поэтому воспользоваться его услугами дано не каждому. Но тебе,думаю, не откажут.

И действительно. Шеф пробубнил что-то, но «направление» дал.

Корпоративный психоаналитик оказался молодым мужчиной лет двадцати пяти и обитал в просторном хорошо обставленном кабинете.В комнате стоял диван, а сам доктор сидел за массивным столом со скучающим видом. На стене висели дипломы. Приблизительно так Лиза и представляла себе этувстречу.

— Здравствуйте! —сказал психоаналитик, увидев девушку. — Что у вас?

— Да вот понимаете... — и Лиза пересказала ему свою историю и свои сновидения.

— Что же... Очень интересно, — сказал доктор, что-то черкая в своём блокноте. — Кажется, я знаю в чём дело. Вы немало натерпелись. Вот ваше подсознание и придумало вам эту...Линду. Она — ваша разрядка, ваш нереализованный потенциал. Но, как вы уже должно быть заметили, она полностью оттягивает на себя вашу энергию. Вы пытаетесь жить её жизнью, забыв о своей. Но ведь она — всего лишь сон. Жить сном нельзя.

— Но что мне делать?

— Убейте её.

— Что?!

— В переносном смысле, конечно, — доктор улыбнулся. — На выходных выберитесь в город,почитайте книгу, посмотрите сериал — словом, отвлеките от неё свои мысли. Ноесли и это не поможет, то, боюсь, эта Линда превратилась в вашу навязчивую идею. Возможно, скоро вы увидите, как эта идея развивается. Какой ваш любимый актёр, певец? Неважно... Если в своём сне вы увидите, что она встречается с кем-то из них — это знак, что от неё придётся избавится. Самым жестоким образом. Вы поймёте, как. Иначе — вы рискуете получить серьёзное психическое расстройство. Помните, она — не вы. И ничего вам не будет.

И психоаналитик вновь занялся рисованием в своём блокноте.

Этот визит оставил у Лизы противоречивые чувства. Избавится от Линды? Но, в глубине души она чувствовала, что доктор прав. Эти сны вытягивали из неё силы, не давая сосредоточится на своей жизни.

Она сделала как ей сказали. Но прогулка по городу, скачанная из интернета книга и романтический фильм не дали облегчения.Лиза закрыла глаза и вновь стала Линдой.

Она была одета в красивое вечернее платье со стразами.

— Сегодня великий день, — сказал Джош, стоявший рядом. — Подиум уже принёс тебе славу, но тебя заметил один кинопродюсер. Он хочет предложить тебе роль в своём фильме. Тыстанешь кинозвездой

— Его даже не смутило отсутствие у меня соответствующего образования?

— Не смеши меня, Линда! Будто бы оно у кого-то из актёров есть. А твоя грация и пластика даёт тебе фору.

Раздался звонок мобильного.

— Это мой, —сказала Линда, принимая звонок.

— Не говори долго, нам нужно торопиться.

Девушка вышла в другую комнату.

— Я слушаю.

— Здравствуйте,мисс Норман, — ответил ей голос. — Это Эндрю Краут, частный детектив. Вы заказали нашему агентству поиск вашей биологической матери.

— Да, точно.

— Я в данный момент нахожусь в России. Извините за задержку, но тут много бумажных документов, никакой компьютеризации. Мне удалось выяснить имя, но, боюсь, этимвсё и ограничилось...

— В каком смысле?

— Марина, так звали вашу биологическую мать, погибла при родах. К сожалению, при ней не было документов, её личность не смогли установить, как и найти её родственников.Сожалею, но тут мы бессильны.

— Как жаль...

— Но это не всё.Согласно метрике, Марина родила двух девочек.

— Что?

— У вас есть сестра. Более того, сестра-близнец. Из-за бюрократической ошибки, вас определили в разные детские дома. Вас удочерили разные семьи. Я могу продолжить расследование и найти её.

— Да, конечно. Я перечислю дополнительную сумму на счёт вашего агентства.

— Отлично. Рад нашему с вами сотрудничеству, мисс Норман.

Линда убрала телефон и прослезилась.Сестра-близнец... Кто она? Как сложилась её жизнь?

— Что случилось?— Джош заглянул в комнату. — Какие-то неприятные новости?

— Нет. Наоборот.Помнишь, я обращалась в детективное агентство? Я хотела найти свою мать.

— Они её нашли?

— Нет. Но они узнали, что у меня есть сестра-близнец...

— Ничего себе! —менеджер задумался. — Это же чудесная новость! Представляешь, а ведь на этом можно сделать отличную рекламу. Можно даже снять фильм!

— Джош!

— Ой, извини...Это всё моя деловая хватка. Я возьму это расследование под свой личный контроль, можешь не тратить свои деньги.

Он взял её за плечи.

— Мы найдём твоюсестру и организуем торжественную встречу. Ну а пока, тебе пора на встречу с продюсером

Это был великолепный приём. Множество звёзд веселились в огромном пентхаузе. И Линда сияла среди них.

— А, мисс Норман,— обратился к ней пожилой мужчина. Это был тот продюсер! — Вы, как всегда, великолепны! Я думаю, вы идеально подойдёте для моего фильма! Разрешите вам представить вашего партнёра по фильму...

И тут вышел Он. Тот самый актёр, которого обожала Лиза. Завидный жених, зарабатывающий миллионы за каждый свой фильм...

«...боюсь, эта Линда превратилась в вашу навязчивую идею»

«Убейте её»

«Иначе — вы рискуете получить серьёзное психическое расстройство. Помните, она — не вы. И ничего вам не будет».

И Лиза решилась. Это было трудно. Будто бы шевелить чужим телом...

— Это... всё ненастоящее...— сказала она губами Линды.

— Что с тобой? —Взволнованно спросил Джош

— Нет!

Она оттолкнула менеджера и побежала на балкон.Словно птица перелетела через перила и бросилась вниз.

Крики.

Холод.

Боль.

И всё...

— Мать вашу! —Воскликнул следователь. — Чем её так?

— Сам удивляюсь,— прошептал эксперт, с омерзением оттирая руки. — Сильный удар, переломаны кости. Будто бы с дома упала. Но вот как, не вылезая из кровати?

— Может её сюдаперетащили?

— Нет. Она умерлаздесь. Одеяло и простыни пропитаны кровью, её не двигали.

— Может еёкувалдой убили? — предположил участковый, усиленно борясь с тошнотой.

— Тогда этодолжна была быть очень большая кувалда, — бросил эксперт, собирая инструменты.— Я тут закончил, можете увозить.

— Ладно, — сказал следователь. — Кто нашел труп?

— Валентина Степановна, хозяйка. Девушка снимала у неё квартиру. По свидетельствам, дверь была закрыта, ценные вещи не пропадали, так что на разбой не похоже

— Лицо какое-то унеё знакомое.

— Так она одна из тех двух, которых прокурорская дочка переехала...— отозвался участковый.

Следователь сурово посмотрел на него.Участковый ойкнул и поспешил удалиться. Да уж, дело обещало быть весьма скользким.

С тяжёлыми мыслями следователь вернулся в отделение.Написав отчёт, он заглянул к дежурному. Тот смотрел новости по телевизору.

— Что ты там смотришь? Криминал?

— Да не, —ответил дежурный. — В Америке там одна модель ни с того ни с сего с балкона прыгнула прямо на вечеринке.

— Ну какое тебе дело до той Америки? Мало ли какая наркоманка...

— Да нет, тут загадка какая-то! А модель сама родом из России. Ей предлагали сняться в кино,а она прямо во время встречи с продюсером сиганула.

— Фигня это всё,— поморщился следователь. — Пускай над этим американские копы голову ломают.

Он мельком взглянул на экран. Там показали фотографию модели. Её звали Линда Норман и её лицо... Лицо было как у той девушки, погибшей в собственной кровати.

Следователь помотал головой. Заработался совсем. Надо сегодня сбежать домой пораньше.


Развернуть

котэ длиннопост домашние животные животные реактора 

Раз уж пошла такая жара, надо и моих кошек кинуть.

Нет, это не картина Репина "Иван Грозный и сын его Иван", а моя кошка Вакса со своей внучкой Шилкой.

котэ,прикольные картинки с кошками,длиннопост,домашние животные,животные реактора


Вакса — опытная крысоловка, знатно сократившая популяцию грызунов на районе. Надо сказать, что не я её завёл, она просто сама пришла в мой дом и объявила его своей перевалочной базой. Вот и теперь, с приходом лета, она шляется где угодно, но только не дома. Иногда замечаешь её в самых неожиданных местах...



%ч\\ч^Й,котэ,прикольные картинки с кошками,длиннопост,домашние животные,животные реактора

А это её дочь и мать Шилки, Бася. В соседней комнате работает пылесос, поэтому она максимально сосредоточена.

котэ,прикольные картинки с кошками,длиннопост,домашние животные,животные реактора

Всю эту дамскую компанию просто необходимо было разбавить котом! Вот и он, Марс, интеллигентный шотландский джентлькот в привычной для него позе.

котэ,прикольные картинки с кошками,длиннопост,домашние животные,животные реактора



Развернуть

my little pony mlp песочница фэндомы mlp комиксы Pinkie Pie mane 6 mlp gif mlp crossover omake theater 

Рююк постигает Магию Дружбы
Развернуть

my little pony mlp песочница фэндомы mlp art mlp OC сделай сам mlp #mlp sanctuary разное mlp крипота 

ОС моего друга, Hazy Squash с порабощённым единорогом :)
http://ask-hazysquash.tumblr.com/
my little pony,Мой маленький пони,mlp песочница,фэндомы,mlp art,mlp OC ,сделай сам mlp,сделал сам mlp, сделала сам mlp, mlp сделал сам,mlp sanctuary,разное,mlp крипота
Развернуть

#mlp sanctuary разное my little pony фэндомы mlp art mlp OC сделай сам mlp 

Каково быть пони в человеческом мире?
mlp sanctuary,разное,my little pony,Мой маленький пони,фэндомы,mlp art,mlp OC ,сделай сам mlp,сделал сам mlp, сделала сам mlp, mlp сделал сам
Развернуть